UA
Ru En

Как противостоять современному популизму — интервью экс-советника британского премьера

, 12:20 08/12/2016
333
0

Get up to speed on Ukraine. Follow Hromadske!

Если и есть человек в мире, который умеет профессионально искать ответ на то, как отвечать растущему популизма, это Мэттью Тейлор — исполнительный директор британского Королевского общества искусств —учреждения, в которую входили Чарльз Диккенс и Джон Адамс, с 1754 занимается развитием науки и общества.

Тейлор был стратегическим советником британского премьера Тони Блэра и возглавлял политический отдел. Он ушел из политики, которая, по его мнению, превращается в соревнование, и ищет способы, как сделать ее более эффективной.

Hromadske.UA пообщалось с Тейлором после ряда побед популистов в США и Великобритании.

Как противостоять эмоциональным решениям и угрозе избыточности

Вы не один год ищете способы, как противостоять популизма. После референдума по выходу Великобритании из Евросоюза, после победы Дональда Трампа в США, на фоне предстоящих выборов во Франции, где у праворадикалов есть шанс выиграть, - можем говорить, что популизм набирает обороты. Что именно пошло не так?

Не стоит все упрощать. Далеко не все летит кувырком. Современный мир гораздо лучше для жизни, чем 20, 50 или 100 лет назад. Человечество в целом живет лучше. Мы достигли значительных успехов в частности, речь идет и об уменьшении бедности в мире.  Несмотря на современные войны например, в Сирии мир стал более мирным, чем когда-либо до сих пор. Поэтому нам не надо отказываться от прогрессивных идей. Прогресс человека не останавливается, и развитие технологий дает основания для оптимизма.

Перед нами стоит ряд вызовов. Первый это то, что люди принимают решения руководствуясь эмоциями. В то же время те, кто исповедуют либеральные и центристские взгляды недовольны результатами недавних волеизъявлений в Великобритании и США. Мы можем реагировать двумя способами: либо быть циничными и разочаровываться, или же стать самокритичными. Надо решиться проанализировать, где мы ошиблись, что сделали не так и что следует изменить.

Очевидно поддержка выхода Британии из ЕС и результаты американских выборов показали, что тактика популизма крайне действенна. Но это не конец. Надо сначала понять, что действия действующей политической элиты, которая исповедует прогрессивные центристские идеи, а также членство Британии в ЕС и Хиллари Клинтон, были неэффективными. И причины этой неудачи нужно обдумать и принять.

Меня сейчас смущает, что центристы вместо того, чтобы быть самокритичными, идут противоположным путем по пути цинизма и надменности, словно демонстрируя моральное превосходство над соперником. К людям, которые проголосовали не за их кандидата, они относятся чуть ли не с презрением. Поэтому сначала надо разобраться, где мы допустили ошибку.

А британская элита, медиа это осознают? В первый день после референдума в Британии происходили массовые рефлексии «как мы оказались в этой ситуации». Нечто подобное ощущалось после объявления результатов американских выборов в США. Однако, если смотреть на политические круги Лондона, возникает впечатление, что все смирились и забыли об этом. Люди будто адаптировались к новой реальности. Действительно происходит дискуссия и поиск ошибок?

Буду откровенен ​​я считаю, что нет. Я думаю над этим, ведь Королевское общество искусств предпочитает ставить такие неудобные вопросы. Но общей дискуссии нет. Можно говорить о политическом вакууме. Левые в британской политике становятся более разгневанными, более резкими к людям, с которыми они не согласны. И эту тенденцию нельзя назвать здоровой. Тогда как причин, почему голосования оказались не такими, слишком много и они слишком сложны. Невозможно понять Брекзит,  не проанализировав недостатки Европейского Союза как демократического института, неуспеха европейского проекта и разочарования, которое испытывали люди. Речь идет о нехватке солидарности, отсутствие консенсуса относительно кризиса беженцев.

Нельзя понять успеха Трампа, не разобравшись, почему американцы отвергли Клинтон. На самом деле избиратели не считали ее классическим коррумпированным политиком. Она проиграла, ведь ее ассоциировали с действующей верхушкой. Когда люди узнали, что во время публичных выступлений она делала одни заявления, а перед банкирами Goldman Sachs  другие, или когда она неосторожно высказывалась о сторонниках Трампа, именно это стало индикаторами того, что руководящая верхушка далека от народа. Поэтому когда действующий политикум начнет откровенную дискуссию, то должен это сделать с позиции самокритики. Но, к сожалению, пока этого мы не наблюдаем.

Что не так с демократией и как ремонтировать систему?

Сейчас Украина подводит итоги третьей годовщины Евромайдана. Для многих людей европейские, гуманитарные идеи были основой этого протеста. И одновременно украинцы смотрели на Великобританию и Соединенные Штаты как на пример: вот у них двухпартийная система, а у нас сотни партий, у них есть общественное вещание, а у нас нет. Возможно, надо идти их путем. Но оказалось, что эти инструменты имеют свои недостатки и двухпартийная система, и система представительной демократии. Авторитарные лидеры и популисты уже научились хорошо манипулировать этими инструментами. Или вы исследуете то, что какие-то недостатки зашиты в саму систему современной демократии? Что можно сделать?

Вы правы. Грубо говоря, политические партии не выполняют своего назначения. Суть политической системы во многом заключается в отношениях политиков / государства и рынка. Одни приводят доводы в пользу большей свободы в отношениях рынка, другие же ратуют за уменьшение вмешательства государства в экономическую сферу. В общем прогрессивные силы должны быть заинтересованы, чтобы демократия действительно работала.

И я не думаю, что это интересует прогрессивные силы. Фактически они говорят: «Пока мы побеждаем, не важно, правильно функционирует система». Я убежден, что это ошибочно. Мы должны осознать, что функционирование демократической системы и легитимность наших демократических учреждений, имеет важное значение, особенно если искать баланс между рынком и государством. В этом нет ничего беспрецедентного. В истории уже были подобные примеры. Скажем, в свое время США смогли выдержан этот баланс.

А что это за инструмент - кроме активного участия граждан в политической жизни? Мы не спрашиваем, есть ли панацея, но в каком направлении двигаться?

Прежде всего, мы убеждены, что политическая вовлеченность на уровне города является более конструктивной, чем на уровне государства. В течение последующих десятилетий мир превратится в федерации городов. На уровне города политические силы не настолько разграничены по политическому признаку. По всему миру мэры имеют значительно большую популярность, чем премьер-министры или президенты стран.

Руководители городов действуют, руководствуясь логикой выгоды для своей партии. Они привлекают методы, испытанные в бизнесе: объединяют людей и достигают успеха совместными усилиями. Когда в городе снегопад, мэр получает лопату и откапывает снег вместе со своими избирателями. Чем больше политическая власть будет склоняться к уровню городов и регионов, то конструктивной становиться политика, то ближе она будет к людям.

Во-вторых, надо и дальше искать способы эффективного  сотрудничества между людьми. Например, Королевское общество искусств внедряет инициативу, и мы ею очень гордимся, которая помогает гражданам лучше понять экономические процессы.

В последнее время у нас было несколько избирательных гонок, во время которых дебаты по экономике были ужасными. Стало очевидно, что люди вообще не понимают сложные экономические концепции. К примеру, в случае с Брекзитом люди просто отказались от предложенной экономической экспертизы, они отказались верить экспертам. Поэтому сейчас по всей Британии мы пытаемся объяснить, почему это важно, мы пытаемся где-мифологизировать экономику, разрушить мифы вокруг нее. Люди должны понимать экономические процессы и они должны чувствовать себя в этой сфере настолько уверенно, что быть способными обсуждать ее во время серьезных дискуссий. Поэтому кроме этого нам нужны новые образовательные методы.

И в конце концов, проблема связана и с социальными медиа. Они достигают успеха во многих вещах в том, чтобы выражать возмущение, организовывать массовые собрания. Вспомните роль фейсбуке во время египетской революции. Но в том, что касается настоящего понимания, побуждение людей создавать что-то вместе, фейсбук не столь успешен.

В политике куда больший вес должны иметь инновации, которые помогают не только мобилизовать участников протестов, но и объединять людей. Меня всегда радует, когда новые технологии используют для того, чтобы привлекать людей к совместному поиску решения определенной проблемы.

К большим изменениям малыми шагами

В течение длительного времени вы объясняли, что волонтерство это то, что делает людей счастливыми. Что счастье в современном мире зависит не от успеха или денег, а когда люди делятся чем-то. В течение последних трех лет в Украине многие стали волонтерами: они работают на государственные учреждения, поддерживают тех, кто имел бежать от войны, собирают средства на помощь армии. Сейчас мы чувствуем, что заниматься волонтерством слишком долго невозможно. Люди устают и после двух-трех лет становится понятно, что волонтерством нельзя заниматься вечно. Что вы скажете на это?

Чтобы достичь масштабных изменений, надо большое количество малых изменений. Наиболее эффективными являются учреждения, которые привлекают людей для малых дел, которые не требуют слишком много времени, но является частью чего-то большого, широкомасштабного

Создавая новые демократические институты, надо, чтобы они буди практичными и могли показать и быстрый результат пусть и в чем-то малом, но и заботиться о долгосрочной перспективе. Иначе будет казаться, что система неэффективна. Но также важно, чтобы какой-то общенациональный уровень не противоречил тому, что люди делают на местах. Действительно очень сложно что-то сделать, инициировать какое-то дело, когда на уровне государства политика совершенно противоположная. Так же сложно изменить что-то во всех стране без мелких шагов на локальном уровне.

Этот разговор можно назвать скучной, но на самом деле это очень важно. В свое время именно на этих принципах создавались политические партии. Время прошло, мир изменился, а они остаются такими же. Они не дают людям чувство удовлетворения потребности или надежды на возможные изменения.

Речь идет о том, чтобы люди организовывались на местном уровне, но в то же время думали об универсальных целях? Правильно я вас понимаю?

Это может звучать банально, но здесь ничего нового... Скажем, вы сидите в баре и ведете разговор с тремя людьми. Первый собеседник говорит, что свою жизнь он посвящает помощи одиноким людям, которые живут рядом с ним. У него есть пять прекрасных соседей. Но когда я спрашиваю, что нужно сделать, чтобы решить общую проблему по одиночества среди пожилых людей, он не даст ответа. Он просто сосредотачивается на пятерке соседей.

Завожу разговор со вторым собеседником, и он говорит: «Я лоббирую новый закон, который позаботился бы об одиноких людях». Я отвечаю: «Это хорошо, но ты делаешь для своих соседей, которые тоже являются одинокими?» И он говорит, что его интересуют не они, а общая ситуация в стране. Поэтому я возвращаюсь к третьему собеседнику, и тот говорит, что он заботится о своих одиноких соседях, но одновременно использует свой опыт в государственном учреждении, пытаясь улучшить законодательную базу. Кто из этих людей, на ваш взгляд, имеет лучшую историю? Очевидно, что это третий. Поэтому мы должны создавать государственные институты на тех же принципах.

Три года назад в разговоре мы пришли к выводу, что есть причины сохранять оптимизм — даром, что медиа создают значительно более негативную картинку. Но дело в том, что в начале ХХ века, сто лет назад люди тоже были убеждены в том, что они живут в эпоху прогресса. И наконец все пошло наперекосяк. Не беспокоит ли вас это?

Большой проблемой сегодня является злость, гнев. Мы живем в мире, в котором весьма многие подвергаются гнева. Им говорят, что их жизнь не настолько хорошим, каким могло бы быть, и в этом виноват кто-то другой. И это опасно. Это спекуляции на человеческих эмоциях.

Буквально несколько недель назад ученые опубликовали исследование, утверждающее, что большинство людей склонны переоценивать свои умения. К примеру, более 90% людей убеждены, что они хорошие водители. Казалось бы, это просто проявление человеческой природы. Но дело в том, что больше всего люди переоценивают превосходство своих моральных качеств. Каждый человек склонен считать, что он принадлежит к социальной группе с высоким уровнем нравственности. Большинство людей убеждены, что они лучше других. Так было всегда, так устроена наша природа: нам нужно иметь такое убеждение, иначе нас ждет депрессия.

И в мире XXI века, в мире социальных медиа, технологического прогресса и популизма, эта тенденция вызывает большую проблему. Роль политической системы, роль демократии и людей, которые создают демократические институты — искать методы противодействия этой человеческой рыси. Объединять людей, напоминать им о совместном, а не об отличном. Чтобы они воздерживались от желания обвинять в своих проблемах других людей.

Я не утверждаю, что в мире нет угнетенных. Я не говорю, что в мире нет плохих людей и что мы не должны изменений. Однако мы должны должным образом реагировать на этот всплеск гнева. Ведь когда человек сердится, — и это я говорю учитывая личный опыт, который есть у каждого, — он  ​​менее подвержен рациональным решениям и более склонен к тому, чтобы совершить глупость.

Конечно, история человечества на протяжении последних нескольких столетий прежде всего является историей прогресса. В то же время она богата и на трагедии, катастрофы и геноцида. Поэтому нам должно действительно беспокоить мир, который является менее рациональным, злее. Поэтому уже сейчас нам необходимо думать о том, как создать более удобные и эффективные учреждения, которые бы позволяли людям избавиться от своих страхов и помочь сосредоточиться на том, что нас объединяет. В частности, на нашей гуманности.

Get up to speed on Ukraine. Follow Hromadske!

Комментарии (0)

Чтобы добавить комментарий, необходимо