UAEN
Грузия стеклянных стен
26 декабря, 2016

Материал ZDG

Родика Немеренко

За 25 лет с момента провозглашения независимости, Грузия, которая, как и Молдова, входила в состав СССР, стала примером истории успеха по предотвращению и борьбе с коррупцией. Хотя грузины все еще жалуются на бедность, на низкий уровень заработной платы, недостаточный размер пенсий, отсутствие доступа к либерализации визового режима с ЕС, большинство, все же, гордится тем, что за относительно короткий промежуток времени коррупция в государственных учреждениях исчезла, а любая попытка дачи взятки полицейскому, должностному лицу или работнику системы правосудия наказывается настолько строго, что любой предпочтет заплатить нещадные штрафы, нежели предложить взятку в обмен на решение проблемы.

Где бы мы не спрашивали – рядом с Верховным судом, инспекторатами полиции или на сельскохозяйственных рынках, – грузины утверждают, что в их стране больше нет коррупции. Что она была. Ее было много, чересчур много, удушающе много, но больше нет. О том, как это произошло, мы попытались узнать у людей, с которыми встретились несколько недель назад в Тбилиси. 

Без воды, без электричества, но с бесконечными очередями за хлебом

Еленита Самбурская – молодая женщина с печальным прошлым. Еще будучи ребенком, из-за русско-грузинской войны 2008 года, она бежала из Абхазии в Тбилиси. Она говорит, что в Грузии коррупция обкрадывала страну. У людей не было воды, электричества, были бесконечные очереди за хлебом. Из-за коррупции люди боялись выходить из дома.

Еленита проявила настойчивость и упорство. Ей удалось окончить университет, исторический факультет, и сегодня она анализирует глазами компетентного человека то, что произошло в Грузии в контексте борьбы с коррупцией.

«Я прекрасно помню это ноябрьское утро 2003 года, когда в Грузии началась «Революция роз». В результате протестов, тогдашний президент Грузии Эдуард Шеварднадзе подал в отставку, к власти пришло новое руководство, во главе с Михаилом Саакашвили. Первые действия нового лидера были связаны с борьбой с коррупцией. Саакашвили стал тем, кто смог реформировать государственные учреждения, начав с борьбы с коррупцией», – говорит Еленита.

«Все случилось одним утром»

Обычные люди с энтузиазмом рассказывают о том, что произошло 13 лет назад. Они говорят, что все случилось одним утром. «Прорыв произошел, когда с улиц были отозваны все полицейские патрули, занимавшиеся вымогательством денег у людей», – рассказывают грузины.

На одном из сельскохозяйственных рынков Тбилиси торговцы и покупатели кажутся довольно открытыми, когда спрашиваешь их, осталась ли еще коррупция в их стране. Большинство признают, что давно не сталкивались со случаями коррупции, но допускают, что где-то на высшем уровне, все же, есть коррумпированные служащие, поскольку с зарплатами и пенсиями, существующими в настоящее время, им довольно тяжело справляться. «Если наши зарплаты и пенсии настолько малы, значит, кто-то все-таки получает часть денег, предназначаемых нам?» – спрашивает Гиви, пытаясь, параллельно, убедить нескольких покупателей взять у него картошку.

Позже, перед зданием Парламента мы встретили женщину пенсионного возраста, ностальгирующую по прошлому. Она сказала, что, хотя всю жизнь проработала в системе публичного управления, ее пенсия все равно мала, и что без помощи детей, уехавших за рубеж, она бы не справилась.

Борьба с коррупцией – самый большой вызов для политического класса

Борьба с коррупцией является самым большим вызовом для грузинского политического класса. «Объединившим нас во время революции стал посыл о борьбе с коррупцией. В реальности, все хотели, чтобы она исчезла, но понятия не имели, что нужно предпринять», – говорит бывший заместитель мэра Батуми Гела Васадзе, в настоящее время политический аналитик. Он считает, что у всех реформ есть свои преимущества и недостатки, но важно, как они реализовываются.

Гела участвовал в «Революции роз», после чего стал работать в администрации, его продвинул режим Саакашвили. Он рассказывает, как тюрьмы были заполнены чиновниками, участвующими в коррупции, и как, после ухода Саакашвили, многие из которых были освобождены досрочно. «Хотя к власти пришли политики, находившиеся в оппозиции к Михаилу Саакашвили, надеюсь, что Грузия не вернется к прежнему положению вещей, я имею в виду контекст коррупции. Тема была проработана таким образом, чтобы не было никакого смысла к ней возвращаться, тем более, что мы ждем решения Брюсселя относительно либерализации визового режима», – говорит Гела Васадзе.

Любые документы оформляются в краткие сроки

В период реформ Тбилиси превратился в современную столицу. Были перестроены целые кварталы, было построено много новых зданий, но самое важное место, о котором говорят грузины, это Дом юстиции, где можно в краткие сроки получить любые документы: будь то свидетельство о рождении или паспорт. Здесь же, всего за 15-30 минут, можно без особых хлопот зарегистрировать свой бизнес. Нам захотелось узнать от тамошних служащих о реформах в этой системе, но наши запросы остались без ответа, официальный отказ основывался на Законе о защите персональных данных.

На выходе из Дома юстиции грузины дают оценку деятельности этого учреждения, открытого во время нахождения у власти Михаила Саакашвили. Они говорят, что до его открытия за оформление любых документов, помимо официальных пошлин, давали взятки, иначе период обработки заявок был чрезвычайно долог.

Повсюду в Грузии, если говорить о борьбе с коррупцией, люди начинают с воспоминаний об утре, когда, проснувшись и выйдя на улицу, чтобы идти на работу, учебу или за покупками, они обнаружили, что полностью исчезли полицейские патрули. Многим не известны подробности многочисленных отставок, имевших тогда место, или конкурсов по приему на работу, очень строгих, которые проводились в системе полиции.

Прозрачные инспектораты полиции

В Министерстве внутренних дел Грузии нам удалось разузнать подробности о том, как проходили реформы, но и об опыте, который может перенять Республика Молдова.

Сегодня в Грузии все полицейские участки построены из стекла. Это попытка продемонстрировать, насколько прозрачными являются данные учреждения, а также то, что в инспекторатах исключены взятки и пытки, поскольку с любой части улицы прокручивается фильм о происходящим внутри. Грузинам это более не кажется любопытным, потому что их жизнь больше не зависит от взяток, коррупции, теневых договоренностей во имя избегания проблем.

Голос Паата Закареишвили, бывшего государственного министра по вопросам примирения и гражданского равноправия, был и остается тем, кому доверяют во время любой власти в Грузии. Теперь Паата, так его все называют, невзирая от возраста, является университетским профессором, занимающимся политической аналитикой. Практика в сфере борьбы с коррупцией получает профессиональный, лаконичный, аргументированный комментарий. Несмотря на то, что он входил в Правительство Саакашвили, Паата признает, что в тот период, если говорить о коррупции, происходило ничто иное, нежели борьба с ней на среднем и низовом уровнях и перенос ее на элитный уровень. О коррупции среди элиты Грузии говорится и в докладах ряда международных организаций, в том числе и Всемирного банка.

Грузинская мечта против коррупции

Какое отношение к феномену коррупции будет у новой политической силы Грузии, пришедшей к власти в результате парламентских выборов октября 2016 года? Как поведет себя по отношению к уже реализуемой антикоррупционной стратегии Партия «Грузинская мечта», получившая парламентское большинство и состоящая из оппонентов экс-президента Михаила Саакашвили?

Иско Дасени, бывший почетный консул Республики Молдова в Грузии, в настоящее время является депутатом от Партии «Грузинская мечта». Он обещает, что Грузия никогда не вернется к катастрофе коррупции прошлых лет.

«В Грузии люди поняли и признали, что устали от коррупции, от преступности. Борьба с коррупцией началась 13 лет назад. Это было нелегко. В последнее время, однако, грузины открыто признают, что больше не желают прежней жизни. Сегодня мы свободны в нашей стране, и почти ничто не напоминает о временах, полных рисков. Никто сегодня не хочет обратного пути», – утверждает парламентарий Иско Дасени.

Хотя на официальном уровне Грузия достигла значительных успехов в борьбе с коррупцией, экономические, социальные проблемы, низкие заработная плата и пенсии разделяют голоса грузин. В особенности пожилые люди утверждают, что хотели бы жить лучше. Молодые люди все еще идеализируют Михаила Саакашвили, относя к его заслугам все успехи по борьбе с коррупцией. Иностранцы, приезжающие посетить Грузию, продолжают удивляться официальным учреждениям, построенным из стекла – символа открытости и прозрачности. Они говорят, что Грузию можно назвать Страной стеклянных стен.