UAEN
Азовский кризис: как Россия берет в тиски украинское Приазовье
16 июня, 2018

Сергей Мокрушин

В украинско-российском конфликте появился еще один фронт — Азовский. Сейчас здесь не стреляют, но уже наращивают военное присутствие, не задерживают украинцев — но уже проверяют документы.

Россия перебрасывает к Азову десантные и ракетные корабли с Каспия, пограничная служба ФСБ в акватории самого моря и Керченском проливе останавливает суда, которые направляются к портам Мариуполя и Бердянска, — для проверки бортов и идентификации экипажа.

Задержки на рейсах — от нескольких часов до нескольких суток — очень усложняют работу украинских предприятий не только на побережье Азовского моря. Эксперты настаивают: по масштабам действий это можно расценивать как экономическое подавление Россией украинских портовых городов.

Журналисты Громадского собственными глазами увидели, как переживают кризис предприятия в Мариуполе, и как стартовал курортный сезон в Бердянске.

Гибридная блокада

С проблемами порты Приазовья столкнулись несколько месяцев назад: после сводки арок Керченского моста к Азовскому морю не могут пройти суда, высотой свыше 33 метров. В Мариупольском порту говорят, что только из-за этого ограничения к ним не могут зайти 144 судна.

«Мы потеряли около 8 миллионов тонн груза. Сегодня обработка у нас составляет 6 миллионов тонн, а когда-то было 15 — 17», — говорит директор Мариупольского порта Александр Олийник.

Однако паника украинскому бизнесу в Приазовье может навредить не меньше, чем российская агрессия. Руководители портов и предприятий, сосредоточенных в Мариуполе, настаивают: чтобы удержать инвесторов, нужно развивать новые направления деятельности. Для Мариупольского порта — это строительство новых терминалов. После запуска терминала отгрузки металлического листа, здесь строят зерновой.

«Мы решили искать альтернативные грузопотоки. Украина — мощная аграрная страна, не воспользоваться этим было бы недопустимо», — говорит Александр Олийник.

Мариупольский морской торговый порт, Донецкая область, 7 июня 2018 года. Фото: Сергей Мокрушин/Громадское

Мариупольский морской торговый порт, Донецкая область, 7 июня 2018 года. Фото: Сергей Мокрушин/Громадское

Теряет клиентов также Азовский судоремонтный завод:

«За один месяц мы теряем 2 — 3 парохода, — говорит руководитель завода Олег Турский. — Один пароход — это несколько миллионов гривен. То есть, 5 — 6 миллионов гривен в месяц потерь — это для нас 30%».

Артем Мазный — руководитель зернового терминала, который вместе с судоремонтным заводом принадлежит к активам «Мариупольской инвестиционной группы». По его словам, речь идет не только об убытках конкретных предприятий на Азовском побережье:

«Это негативно влияет на работу всей цепи, всего сектора. Как терминалов, так и портов, судовладельцев, зернотрейдеров, у которых есть свои контракты, и они несут убытки из-за задержек».

Азовский судоремонтный завод, Мариуполь, Донецкая область, 6 июня 2018 года Фото: Сергей Мокрушин/Громадское

Азовский судоремонтный завод, Мариуполь, Донецкая область, 6 июня 2018 года Фото: Сергей Мокрушин/Громадское

Но побережье Азовского моря — это не только порты. Это также и рекреационная зона, которая стала еще более популярной среди украинских отдыхающих со времен аннексии Крыма.

Курорт в зоне военных учений

Бердянск — город на побережье Азовского моря в Запорожской области. На весь курортный сезон три участка Азовского моря, в частности и около Бердянской косы, объявленной зоной военных учений Вооруженных сил Украины.

В городском исполнительном комитете говорят: с 2014 года, когда Россия оккупировала Крым вместе с его курортами, количество отдыхающих здесь, на материке, растет. Тенденция удерживается и в этом году.

«Сезон стартовал на том же уровне, туристов в городе много. Открылись детские заведения, их 9 в этом году — там оздоравливаются 2402 ребенка», — говорит Виктория Лепина, специалист отдела курортно-гостиничного отдела горисполкома Бердянска.

Набережная в Бердянске, вид на Бердянский морской торговый порт, Запорожская область, 8 июня 2018 года. Фото: Сергей Мокрушин/Громадское

Бердянск, Запорожская область, 8 июня 2018 года. Фото: Сергей Мокрушин/Громадское

Эту информацию подтверждают в одном из детских лагерей Бердянска — оздоровительном центре «Факел», где на сезон 2018 года уже не осталось свободных мест. Родители, которые отправляют детей на отдых в Бердянск, похоже, ситуацией на Азове не проникаются:

«Ежедневно мы принимаем от родителей до 200 звонков. За все это время не было вопросов (о кризисе на море — ред.), родители не волнуются из-за этого», — говорит методистка «Факела» Мария Крячко.

Предпосылки кризиса

До начала российской вооруженной агрессии против Украины большую часть побережья Азовского моря и судоходный фарватер в Керченском проливе контролировала Украина. Очевидно, России это не нравилось. Уже в 2003 году это неудовлетворение вылилось фактически в первую территориальную претензию — конфликт относительно острова Тузла.

В сентябре 2003-го Россия стала насыпать в Керченском проливе дамбу от своего берега к украинскому острову. Когда она достигла украинского пограничного понтона, начались переговоры. В октябре 2003-го строительство российской дамбы остановилось в 100 метрах от украинского острова. За два месяца президент Украины Леонид Кучма подписал с президентом России Владимиром Путиным Договор между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива.

Настоящим договором Азовское море и Керченский пролив объявлены «исторически внутренними водами», где суда и военные корабли под флагами Украины и России пользуются свободой судоходства. Фактически подписание этого соглашения стало удовлетворением требований Москвы. Разделение Азовского моря и Керченского пролива государственными границами, на чем настаивала Украина, не состоялось. Поэтому нормы международного морского права в Азовском море сегодня не действуют.

Договор от 2003 года стал своеобразной миной, которая теперь всплыла на поверхность. В 2014 году вместе с Крымом Россия оккупировала остров Тузла, который впоследствии стал частью фундамента Керченского моста. Чем дальше продвигалось строительство, тем более нахально вели себя россияне в Азовском море.

В 2015 году Верховной Раде Украины предлагали денонсировать договор о «внутреннем море», но законопроект отправили на доработку, а фактически — в корзину. Как говорится в выводе Комитета Верховной Рады, против денонсации высказались представители МИД, Минюста, Мининфраструктуры, Минобороны и Службы внешней разведки:

... негативными последствиями (денонсации соглашения, — ред.) может быть, в частности, блокирование украинских портов в Азовском море, которое приведет к их закрытию, блокированию прохождения в/с Азовского моря кораблей и судов Украины

Российские военные корабли в Азовском море

По сообщениям СМИ, в мае в оккупированную Керчь Волго-донским каналом перебросили катера проектов «Гриф» и «Шмель». В начале июня информацию о переходе с Каспия в Черное море ракетных кораблей «Большой Устюг» и «Град Свияжск» обнародовал портал fleetphoto.ru

Межфлотской переход с Каспия в Черное море российских военных ракетных кораблей «Большой Устюг» и «Град Свияжск». Фото: Водный транспорт

Опрошенные Громадским военные эксперты утверждают, что Украина в этой ситуации должна выработать стратегию, которая будет включать как немедленный, «зеркальный» ответ на действия россиян, так и долгосрочные действия, которые должны привести к применению в Азовском море международного права, что невозможно, пока это море в статусе «внутреннего».

Командующий ВМС Украины в 2014-2016 годах Сергей Гайдук говорит, что Украина должна симметрично ответить на действия России в Азовском море. Воспользовавшись тем же «соглашением о внутреннем море»:

«Наши морские пограничники имеют такие же полномочия, как и морские пограничники ФСБ РФ относительно остановки и досмотра подозрительных судов, проверки судебных документов, досмотра экипажа на предмет легитимности, наличия контрабанды, законности перевозки мигрантов. В этой ситуации все просто и прозрачно, нужно действовать».

Генерал-лейтенант запаса, военный эксперт Игорь Романенко, говорит, что есть три возможных варианта пользования водами Азовского моря:

«Первый — на основании того, как разделили границы, когда УССР и РСФСР входили в состав Советского союза. Но тогдашнее распределение россияне не признают. Второй вариант — признать снова внутренними водами Азовское море, но считать границу от берегов по «срединной линии». По этим варианту Украина снова получает значительную часть моря, а Россия на это не согласится».

Генерал-лейтенант запаса, военный эксперт Игорь Романенко, Мариуполь, Донецкая область, 7 июня 2018 года. Фото: Сергей Мокрушин/Громадское

Самым приемлемым по мнению Игоря Романенко является третий вариант — не признавать море внутренним, а считать международным, что автоматически определит 12-мильную полосу вдоль украинского берега территориальными водами Украины:

«Главное, что в Азовское море могут заходить иностранные военные корабли. Но на ни одном из этих вариантов, которые обсуждались 12 лет, так и не остановились».

Мариупольский морской торговый порт, Донецкая область, 7 июня 2018 года. Фото: Сергей Мокрушин/Громадское