UAEN
Артист «Маски-шоу»: Актеры — они тоже люди. Бывают талантливые, но дураки
17 июля, 2017

Авторы: Настя Канарёва, Богдан Кинащук

Есть ли место смеху во время войны? Находят ли конфликт на Донбассе и аннексия Крыма художественное отображение в искусстве? Существует ли в творческой среде Одессы языковой вопрос и нужно ли пускать в Украину российских артистов? Об этом Громадское поговорило с актером одесского театра «Маски» и звездой труппы «Маски-шоу» Борисом Барским.

Страна пережила очень сильное потрясение в эти три года. Так или иначе, это влияет не только на жизнь Донбасса и Крыма, но и всех людей. Находят ли события там отображение в культурной жизни Одессы?

Понимаете, творчество — это настолько сложное понятие. Бывает приходят люди и говорят: «Как вы можете смеяться, когда такое происходит в стране?» Подождите. Ну тогда запретите молодым людям влюбляться. Скажите: все, прекратить! Вот когда все наладится, тогда начнете влюбляться, встречаться, рожать. Будет беременная ходить на пятом или седьмом месяце, а ей скажут: все, не рожай! Этот процесс невозможно остановить. Анализируя для себя, я думаю: вот, смотрите, была война 41-го года. И самые сильные актеры, самые сильные бригады ездили по фронтам, выступали. Причем они не трагедии играли на фронте. Наоборот — они поднимали дух, они заставляли людей улыбнуться, отвлечься немножко. У нас (в театре «Маски» — ред.) для всех открыты двери — и для участников АТО, и для переселенцев. Они просто приходят на наши спектакли и все (бесплатно — ред.).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Одесский прецедент: как активисты «учат» поп-звезд любить Украину

Нужно ли в связи с событиями на Донбассе и Крыму ограничивать въезд в Украину для российских артистов?

Я бы тогда посоветовал еще на границе птиц отлавливать. Какого черта они летают туда-сюда? Вот тут будут наши украинские птицы. А там пусть — зарубежные. Актеры — они тоже люди. Бывают талантливые, но дураки. Бывают умные, но не талантливые. Бывает, они могут в эфире что-то не то сказать. Ну, может быть, тогда можно на них обидеться. Я думаю, таким образом нас отвлекают от чего-то главного. Пока мы решаем эти проблемы, они (политики — ред.) могут своровать чего-нибудь.

Участники комик-группы «Маски» Георгий Делиев (слева) и Борис Барский во время премьеры спектакля «Маски в кубе» в Киеве, посвященного 30-летию труппы театра «Маски-шоу» Фото: Владислав Мусиенко / УНИАН

Ваша театральная труппа сейчас ездит в Россию со своими спектаклями?

Нет. Наша труппа сейчас в Китае. Я один вот остался тут отдуваться за весь театр.

Языковой вопрос на спектаклях играет сейчас какую-то роль в Одессе? В Киеве, например, большинство спектаклей на украинском языке.

Я немножко другую историю расскажу. Я был в Сочи. И там ко мне подходили россияне и говорили: «Не переживай — мы вас защитим. Мы за вас встанем, вы же русскоязычные, мы за вас переживаем». А я говорю им: вот объясните мне, от кого вы меня хотите защитить? У меня вышло семь книг на русском языке. В нашем театре пять моих пьес играют на русском языке. Украина наградила меня высоким званием народный артист Украины, не смотря на то, что я играю на русском языке. Как меня можно еще сильнее ущемить? И вот у него был шок, у этого человека. Я говорю: ну побольше смотри телевизор тогда. Или послушай меня, человека, который там живет. Вот вы видели аншлаг на спектакле — и нормально люди воспринимали (русский язык — ред.). У нас есть анкетки, которые зрители заполняют после спектакля — кто-то на украинском, кто-то на русском — но мы же друг друга прекрасно понимаем.

Вы с Георгием Делиевым завершили съемки фильма по пьесе «Одесский подкидыш». Это проект краудфандинговый. Насколько реально сейчас в Украине собрать сумму, достаточную, чтобы снять фильм?

У нас был сложный период, когда мы собирали деньги. И честно вам признаюсь: и у меня руки опускались, и у Делиева. Он не раз подходил и говорил: зачем мы это затеяли? Но я всегда считал, что хорошее притягивает к себе хорошее, а плохое отталкивается и не прилипает. У нас очень много хороших друзей. Например, Виктор Приходько (кинорежиссер, телепродюсер — ред.) предоставил павильоны киностудии, аппаратуру. Каждый человек в какой-то степени помогал. И вдруг все сложилось. Ну нельзя, конечно, говорить, что все сложилось. Когда увидим кино — тогда скажем.

Борис Барский (в центре) во время спектакля «Орфей и Эвридика» в Запорожье Фото: Александр Прилепа / УНИАН

Все-таки, где в этой истории государство? Обращались ли вы к нему за финансовой поддержкой?

Реально уже много лет с этим не складывается. А сейчас, тем более, не сложится, потому что этот фильм на русском языке — и это все. Изначально на нем уже табу стоит (в плане выделения бюджетных средств — ред.). Потому мы с этим проектом даже не обращались за помощью.

Уже появились какие-то деньги, которые начали выделяться на культуру, кино. Это очень хорошо. Я где-то читал историю о том, как Черчилль подписывал какие-то документы. Ему принесли смету, а он спрашивает: «Где здесь деньги на культуру?» Ему говорят: «У нас же война, какая культура?» А Черчилль говорит: «Так ради чего мы тогда воюем?» Вот и у нас уже появились какие-то вливания в искусство. И это здорово.

Я сужу по спектаклям, по театрам, по представлениям, которые происходят в городе. И у меня такое ощущение, что мечта осуществилась. Я когда-то мечтал, чтобы Одесса стала фестивальным городом, и она таки стала таковым. Я всегда ждал премьер и у нас сейчас очень много премьер. Постоянно какие-то открытия. Ты знаешь этих людей, этих актеров и предполагаешь, чего от них ожидать. И вдруг они раскрываются в совершенно другом виде, как цветы просто. Партнер мой Лёша Агопьян, с которым мы сейчас играли спектакль, пригласил меня неделю назад в Еврейский центр на свой спектакль «Пришел мужчина к женщине». Я, честно говоря, очень настороженно отношусь к таким приглашениям, потому что это обязывает потом прийти и сказать, что это прямо гениальная, замечательная работа. Так вот, я на одном дыхании посмотрел этот спектакль. Для меня открытием стала Ирина Охотниченко, заслуженная актриса Украины, которая играет в Театре юного зрителя. Я потом вышел и мне настолько хотелось свои эмоции куда-то выплеснуть. И я все это написал в Facebook, короче.

/Настя Канарёва, Богдан Кинащук