UAEN
Дернуть за язык: нацменьшинства против нового украинского закона об образовании
11 октября, 2017

Как на местах будут выполнять языковую норму закона об образовании и что в нацменьшинствах думают о перспективе обучения в школе на государственном языке — в репортаже Громадского из Закарпатской и Черновицкой областей, которые граничат с Венгрией и Румынией.

Во время обеденного перерыва во дворе венгерской гимназии в городе Берегово Закарпатской области шумно - родители забирают детей и переговариваются между собой, повсюду звучит венгерская речь. На часах 15:00, но учатся здесь по среднеевропейскому времени, так что уроки для учеников закончились в 14:00. Главная тема для обсуждения в школьном дворике - новый закон об образовании.

Закон был принят Верховной Радой месяц назад, спустя две недели его подписал президент Украины Петр Порошенко. Седьмая статья закона, в которой гарантируется  обучение на государственном языке, стала причиной серии дипломатических скандалов. Теперь школы национальных меньшинств должны обеспечить ученикам с 5 класса обучение на украинском языке, хотя за представителями других народов в Украине остается право изучать родной язык.

На языках нацменьшинств можно будет учиться в детсадах и в начальной школе (1-4 классы). Для этого будут создавать отдельные классы с обучением на соответствующем языке наряду с украинским. Но в обычных классах учить на языках нацменьшинств не будут. По закону, такими языками считаются белорусский, болгарский, гагаузский, греческий, иврит, крымскотатарский, молдавский, немецкий, польский, русский, венгерский, словацкий и румынский.

Одними из первых на новый закон отреагировали правительства Венгрии и Румынии, чьи национальные меньшинства занимают шестое и седьмое место по численности в Украине. Венгрия даже пообещала блокировать любые инициативы Украины, которые могут приблизить ее к Европейскому союзу.

Громадское отправилось в места компактного проживания венгров и румынов - в Закарпатскую и Черновицкую область — чтобы выяснить, как живут национальные меньшинства и готовы ли они исполнять новый закон.

По закону венгерского времени

Некоторые родители во дворе венгерской школы в Берегово смущенно улыбаются и отмахиваются от наших расспросов. Медленно выговаривая слова, на ломанном русском языке они поясняют — про закон слышали, но только язык знают слишком плохо, чтобы говорить на нем.

То, что здесь многие хорошо говорят только на венгерском, не удивительно. На въезде в городок Берегово в Закарпатской области стоит щит, на котором написано: «Вітаємо в нашому місті» и “Üdvözöljük városunkban” («Приветствуем в нашем городе»). Надписи на двух языках — украинском и венгерском — здесь встречаются на каждом шагу.

Воздвиженский костел в Берегово Фото: Сергей Бейко/ Громадское

Берегово считается центром венгерской культуры в Закарпатье, а до границы с Венгрией отсюда меньше пяти километров. Близкое соседство тут же бросается в глаза. Местные живут по венгерскому, а не по киевскому времени; здесь повсюду венгерские флаги - они висят на государственных учреждениях, церквях, домах. Листовка на двери Воздвиженского костела на венгерском языке отговаривает от абортов; в центре города, в сквере, играет венгерское радио. На одном из домов — строгая табличка на украинском и венгерском языках запрещает парковаться. Впрочем, прямо под ней все равно стоит автомобиль.

Листовка в Воздвиженском костеле Фото Сергей Бейко/Громадское

«Мадяры считают, что это их город. Он для них как священная корова - не дай бог что-то плохое скажешь, - жалуется Громадскому местный предприниматель и по совместительству глава городского отделения партии «Свобода» Василий Вовкунович. Он, естественно, общается на украинском языке, но жена его выучила и венгерский. - Хорошо хоть флаги стали вывешивать правильно - украинский с левой стороны. Но бывает висят флаги Украины и Венгрии, так венгерский чистенький, выглаженный, а украинский - грязный и потрепанный. Мы подходим и говорим - хлопцы, ну вам не стыдно?».

Особый статус для нацменьшинств

Основанный еще 900 лет назад, город Берегово постоянно переходил из рук в руки: только в 20-м веке он успел побывать под властью четырех государств - Румынии, Чехословакии, Венгрии и Советского Союза, в состав которого вся Закарпатская область вошла в 1944 году. На местном вокзале в память о тех временах висит табличка - о «жестокой бомбардировке красными войсками». Для Вовкуновича эта табличка почти как личное оскорбление: он утверждает, что никаких бомбардировок тут не было и обиженно добавляет, что венгры устанавливают что хотят и как хотят.

В течение 20 века город Берегово успел побывать под властью четырех государств - Румынии, Чехословакии, Венгрии и Советского Союза, в состав которого вся Закарпатская область вошла в 1944 году (на фото - баннер на четырех языках информирует о закрытом для движения грузовиков городов) Фото: Сергей Бейко/Громадское

Венгерский вопрос в Закарпатье всегда был болезненным и часто приводил к охлаждению отношений официального Киева и Будапешта. Во многом это связано с позицией самих венгров, которые слишком ревностно относятся к своим национальным меньшинствам. Еще в 2014 году премьер-министр страны Виктор Орбан заявил, что венгры в Закарпатье должны получить право на самоуправление.

«Венгерская община там должна получить двойное гражданство, все права национальной общности, а также она должна получить возможность самоуправления. Это наши четкие ожидания от новой Украины», – сказал тогда Орбан.

А в марте этого года вице-премьер Венгрии Жолт Шемьен выступил за автономию венгерских меньшинств в соседних странах. В украинском министерстве иностранных дел такие слова восприняли «с удивлением». МИД распространил заявление, в котором осторожно отметил, что слова вице-премьера не отвечают интересам Будапешта и Киева. Несмотря на то, что официально Венгрия никогда не предъявляла территориальных претензий Украине, в Киеве давно и с опаской говорят о возможности «закарпатского сепаратизма».

По данным последней переписи населения в 2001 году, этнических венгров в 25-тысячном Берегово больше половины. Почти все 150 тысяч общины живут в Береговском районе Закарпатья. Здесь есть села, где вообще не говорят на украинском языке. А потому и учатся дети в основном на венгерском языке. По информации Министерства образования Украины, таких школ в стране 71. В Берегово их шесть.

Одна из них - общеобразовательная школа №6 — находится почти в центре города, в 300 метрах от площади Ракоци. Ференц Ракоци - самая популярная личность в Берегово. Главному идеологу венгерской освободительной войны 18 века по всему городу установлены памятники и бюсты. На здании школы висят два флага - украинский и венгерский; табличка с названием тоже дублируется на венгерском. Заместитель директора отвечает на украинском языке с легким акцентом и поясняет, что не против съемки, но нужно письменное разрешение горсовета.

Общеобразовательная школа №6 в Берегово Фото: Сергей Бейко/Громадское

Горсовет, как и все в маленьком городе, расположен рядом. Здесь вывешены три флага: Украины, Венгрии и флаг с гербом Берегово. Заместитель городского головы Надежда Ловга с улыбкой говорит, что, конечно, никто не запрещает идти в школу. Но давать официальный документ отказывается. Такая резкая перемена и нежелание общаться с журналистами у местных властей появились сразу после подписания закона президентом. До этого Ловга лишь вздыхала в телефонном разговоре с Громадским и  говорила, что не знает, как будет выполняться закон, но обещала рассказать все нюансы.

На деле ни в одну венгероязычную школу нас так и не пустили. Причины называли разные - кто говорил, что «просто не хочет», кто просил разрешение от горсовета. И только в селе Яноши недалеко от Берегово, честно ответили - из районной администрации поступило распоряжение не пускать в школы журналистов.

Политика и права

«Они без шага сверху ничего сделать не могут. Видимо, сказали им пока молчать - вот они и молчат», - выдвигает свою версию происходящего Василий Вовкунович.

Он подчеркивает, что украинцы нормально уживаются в Берегово с венграми, но по разговору становится понятно, что это скорее холодная война, а не настоящее перемирие.

Его коллега, депутат ужгородской «Свободы» и по совместительству глава закарпатского отделения общественного движения «Рух захисту української мови» («Движение в защиту украинского языка») Ирина Гармасий утверждает, что проблемы языка возникают только с венгерским национальным меньшинством. Она ожидаемо поддерживает закон об образовании, называя его большой победой.

Организация, которую возглавляет Гармасий, была против так называемого закона Кивалова-Колесниченко, принятого в феврале 2012 года. Он гарантировал использование регионального языка на одном уровне с украинским. Под региональным языком подразумевался язык любого национального меньшинства, если 10% жителей любой украинской области и Крыма называли его родным. Парламент отменил этот закон в 2014 году, сразу после победы Евромайдана, но это вызвало негативную реакцию местных советов в юго-восточных регионах и Крыму. Поэтому исполняющий обязанности президента Александр Турчинов отказался подписывать законопроект об отмене и формально закон Кивалова-Колесниченко действует до сих пор.

Все родители, с кем мы общаемся в Берегово, против нового закона. Разговаривают с прессой они неохотно. «Украинский язык, конечно, надо учить, но мы против, чтобы вот так сразу и резко все отменяли», — говорит Валентин, отец школьницы из венгерской школы.

«То, что нам не дают получить образование на родном языке - это ущемление наших прав, - утверждает Ева, у которой в венгерской школе ребенок учится в первом классе. Эту же школу закончил и ее старший сын. - В целом, сколько я разговаривала с педагогами, никто не против закона. Он неплохой. Но эта единственная норма нас возмущает».

Памятник Тарасу Шевченко возле украинской школы в Берегово Фото: Сергей Бейко/Громадское

«Слышите, как я говорю на украинском языке? А ведь я венгр, — добавляет еще один мужчина, забирающий из школы дочь. Он представляется Людвигом. — Как ребенок научится всем предметам на украинском языке, если он для этого должен думать на украинском?»

А венгерский филолог из венгерской гимназии, который назвал себя Ласло, замечает в разговоре с нами, что боится потерять работу. Ведь пока в школах нет никакого плана, как закон будет выполняться, а потому учителя переживают за свою дальнейшую судьбу.

Денег нет

Симпатики закона в качестве аргументов в его пользу приводят результаты внешнего независимого тестирования (ВНО), согласно которым показатели Закарпатской области стабильно самые низкие по стране. Министр образования Лилия Гриневич говорила, что в этом году у 36% выпускников Закарпатья результаты ВНО по украинскому языку и литературе составили от 1 до 3 баллов. А в Береговском районе такой результат показали 75% школьников. В 2016 году ВНО по украинскому языку и литературе не сдали 27% закарпатских выпускников, в Береговском районе провалил ВНО 70% школьников. Естественно, с этими баллами поступить в украинское высшее учебное заведение невозможно.

Но многие и не заинтересованы в том, чтобы поступать в Украине. В Берегово, например, есть венгерский университет, в котором учится большинство выпускников города. Остальные же чаще выбирают европейские вузы.

«Они оттуда выходят со знанием минимум пяти языков. И чаще всего возвращаться в Украину не планируют», - говорит в интервью Громадскому глава Закарпатской области Геннадий Москаль.

Глава Закарпатской области Геннадий Москаль Фото: Сергей Бейко/Громадское

Как только закон был принят Верховной Радой, Москаль первым выступил против него и призвал президента использовать право вето. Он говорит, что не знает, как выполнять языковую норму - хотя бы потому, что у области нет на это денег. По закону, учителя в школах национальных меньшинств должны переквалифицироваться в украинских. По мнению Москаля, это почти невозможно - учителя узкопрофильных предметов, таких как химия, физика, география, просто не смогут на должном уровне преподавать их на украинском языке. А украиноязычные педагоги не хотят ехать даже в свои родные села - не то что в венгерские.

Вопрос еще и в том, насколько венгерскому меньшинству вообще необходимо доскональное знание украинского языка. Как и во всех приграничных областях, в Закарпатье очень большой процент заробитчан. Чаще всего они едут в Словакию или Венгрию, у многих есть два паспорта - украинский и соседней страны.

«Проблема исключительно экономическая. Потому что если бы у людей здесь была работа, то они бы не уезжали. Да, мы все понимаем, что у нас идет война и люди, которые уезжают, тоже это понимают. Но человеку свойственно искать там, где лучше и в этом ничего нет плохого», - говорит Геннадий Москаль.

Венгерская община в регионе действительно наиболее сплоченная - во всех местных советах обязательно есть этнические венгры, в областном совете они представляют партию КМКС (Kárpátaljai Magyar Kulturális Társaság - «Общество венгерской культуры Закарпатья»). С Блоком Петра Порошенко у нее договоренность поддерживать инициативы друг друга, поясняет Москаль. А еще венгры постоянно вкладываются в развитие региона. Москаль рассказывает, что из Ужгорода даже можно поехать в клинику в Будапеште и получить там бесплатную медицинскую помощь. Которая, к тому же, намного более квалифицированная. Венгры дополнительно финансируют венгерские и украинские школы в местах проживания национальных меньшинств, выделяют гранты на строительство дорог, реставрации и открытие мелкого бизнеса.

Такой вклад венгерского правительства в свои национальные меньшинства в других странах связан еще с тем, что в Венгрии не заинтересованы в их возвращении на историческую родину. «Венгрия не резиновая и у них своих проблем хватает. Поэтому они хотят, чтобы их национальные меньшинства жили там, где живут - но чтобы их права не ущемляли», - поясняет глава Закарпатской области.

Пока венгерские политики в Украине не комментируют происходящее, - в «Обществе венгерской культуры Закарпатья» с Громадским общаться отказались. Но уже звучат идеи открывать частные венгерские школы, если языковая норма в новом законе об образовании останется. Как рассказали нам венгерские родители, они рассчитывают, что так и произойдет - и тогда они смогут перевести своих детей в частные школы.

На границе с Румынией

В 25 километрах от Черновцов, почти на самой границе с Румынией, живет румынское национальное меньшинство - так же компактно, как и венгры в Закарпатье. В школах на своих родных языках учится по 16 тысяч румынов и венгров. Потому неудивительно, что правительства Румынии и Венгрии совместно выступили против закона об образовании. В своем официальном заявлении они решили  «усилить давление на Украину».

Герцаевский район — часть Северной Буковины, которая вошла в состав Украинской советской республики в 1940 году. Сам район не входил в территориальные претензии Советского Союза, но тоже был присоединен к СССР - на тот момент, да и сейчас, там проживало около 90% румыноязычного населения.

Городок Герца маленький - в нем живет около двух тысяч человек. До границы с Румынией тут пара километров. Сын местного исполняющего обязанности городского головы, который везет нас в соседнее село Тернавка, машет рукой на холмы со словами: «Там уже начинается Румыния». Но если в Берегово кажется, что Украина там уже закончилась, то в Герце о близости к границе говорят лишь названия улиц и надписи, которые дублируются на румынский язык.

Улыбчивый и приветливый и.о. городского головы Константин Танас, в отличие от своей береговской коллеги, охотно рассказывает, где и как учатся дети. Он хорошо говорит по-русски, но с румынским акцентом, украинский язык тоже знает, но сам признается, что хуже. Объясняет, что в Герцаевском районе 22 школы, из них только две на украинском языке. А по всей Черновицкой области румынских школ 61.

И.о. городского головы города Герца Константин Танас охотно рассказывает, где и как учатся дети Фото: Сергей Бейко/Громадское

В Тернаевской общеобразовательной румыноязычной школе в холле висит стенд с украинским гимном, гербом и флагом, рядом в файле на бумаге формата А4 — официальное фото Петра Порошенко.

В культурной среде тут царит интернационал: на одной стене висит большой портрет молодого Тараса Шевченко, рядом - румынского поэта Михая Эминеску. Чуть дальше - такое же большое изображение короля Штефана ІІІ.

Портрет короля Штефана ІІІ в румынской школе села Тернавка Фото: Сергей Бейко

В этой школе учится 220 детей, рассказывает директор Яков Постивка. Все — этнические румыны. Сам он тоже румын, но родился и учился в Украине. Указаний, как будет выполняться новый закон, школе еще не давали, но учителя обсуждали его между собой. Постивка утверждает, что большинство - против.

«Мы не против изучать украинский язык, как государственный, - поясняет он. - Но мы хотим, чтобы все предметы были на нашем языке. Это исконно румынская земля. Пакт Молотова-Риббентропа разделил ее, часть нашего населения - например, село Дяковцы, осталась в Румынии».

Директор школы Яков Постивко румын, но родился и учился в Украине Фото: Сергей Бейко/Громадское

По международному определению, коренной (автохтонный) народ - это та группа людей, которая проживала на определенной территории до ее оккупации или прихода туда переселенцев. Поскольку эта часть Северной Буковины окончательно вошла в состав УССР, чьей наследницей есть Украина лишь в 1944 году, румыны могут считаться автохтонной группой. Но законодательство Украины определяет, что коренные народы Украины - это крымские татары, крымчаки, крымские греки и греки Приазовья, а также караимы. Все остальные - то есть, и румыны, и венгры - это представители национальных меньшинств. 

Помимо морального аспекта есть и кадровая проблема - Постивко говорит, что украинских учителей пока недостаточно. А как переучивать румынских учителей - непонятно.

В школе учится 220 человек, все - румыны Фото: Сергей Бейко/Громадское

Ирина Яцко в этой же школе преподает украинский язык и литературу. Она тоже румынка - украинский язык сначала выучила самостоятельно, а после поступила в Черновицкий педагогический университет. По ее словам, результаты ВНО в этом году по ее предмету были невысокие, хотя румынские дети очень способные и многие изучают украинский язык с удовольствием.

Ирина Яцко, преподаватель украинского языка и литературы Фото: Сергей Бейко/Громадское

«Я не хочу никого обидеть, но поначалу будет тяжеловато, - осторожно комментирует новый закон она. - Дети будут знать только разговорный румынский язык, потому что они будут говорить на нем только в семье. Да и учителям будет тяжело - представьте, если человек двадцать, тридцать лет преподавал на румынском языке - как ему перейти на украинский?»

При этом Яцко замечает, что закон облегчит румынским выпускникам поступление в украинский вуз. Ведь большинство школьников все же выбирает черновицкие вузы для поступления.

В соседнем селе Молница в местной школе тоже говорят, что большинство выпускников едут в Черновцы. Директор школы Дмитрий Житарашу представляется «и директором, и завхозом», тут же показывает учебные планы - в неделю запланировано четыре часа украинского языка и литературы, плюс еще один факультативный час для подготовки к ВНО.

Дмитрий Житарашу (в центре) - «и директор, и завхоз» Фото: Сергей Бейко/Громадское

Житарашу — невысокий и подвижный, размахивает руками, обидчиво реагируя на слухи в прессе, что в Черновицкой области живут «сепаратисты» и не знают украинского языка. Он ведет нас по коридорам, показывая на стенгазеты и стенды, написанные как румынским, так и украинским языками. Отдельно Житарашу показывает стенд с бойцами АТО, которые учились в Молнице. Замечая, что портрет одного бойца отклеился, он тут же достает липкую ленту и любовно подклеивает его.  

«Тут про нас говорят, что мы сепаратисты. Мы не сепаратисты! Мы знаем украинский язык, мы хотим его изучать, но мы хотим учить и знать и свой родной язык», - горячо убеждает он.

Второклассники на уроке румынской литературы Фото: Сергей Бейко/Громадское

Ему вторят учителя - уверяют, что никогда в Молнице не было проблем с языковым вопросом, и почему сейчас его решили поднять, им непонятно. Обижаются, когда слышат, что румынские выпускники хуже сдают ВНО и начинают защищать своих школьников, поясняя, что дети разные и национальность роли не играет. Житарашу заводит нас в один из классов, где у второклассников как раз урок румынской литературы.

- Дети, знаете украинский язык? - спросил он у них на украинском языке.

- Знаем! - нестройным хором ответили дети. На прощание они встали и так же хором прокричали «До побачення» («До свидания»).-

«Наша страна - это Украина»

«Знаете, я сам учился в румынской школе, и дети мои учились в румынской школе. Но внуков я буду отдавать в украинскую. Очень тяжело им без языка устроиться на работу», - говорит Константин Танас. Он оптимистично смотрит на реформу - хоть пока и не знает, как будут переучивать румынских учителей, но уверен, что справятся.

Часть жителей Герцы традиционно едет работать за границу, но не в соседнюю Румынию, а в Италию, Германию, Португалию или Польшу. Танас говорит, что местным ездить в Румынию невыгодно - зарплаты там почти не отличаются от украинских. Да и румынское правительство не так печется о своем национальном меньшинстве, как венгерское - помогают, но в небольших масштабах, а последние два года вообще никаких инвестиций не было. Во многом из-за этого, украинские румыны больше интегрированы в украинское общество, чем венгры.

Но результаты ВНО в румынских школах все же остаются самыми низкими по Черновицкой области, говорит директор департамента образования Черновицкого областного совета Оксана Палийчук. По ее словам, около 60% румынских выпускников тесты по украинскому языку не сдали. 67% не сдали тесты по истории, еще почти 50% - математику. В 2016 году ВНО по украинскому языку и литературе в Черновицкой области не сдали 20% выпускников, почти все - из Герцаевского района. Директор тернаевской школы Яков Постивко парирует - он уверен, что тесты для школ национальных  меньшинств должны быть составлены по другой программе.

Результаты ВНО в румынских школах все же остаются самыми низкими в Черновицкой области, 60% румынских выпускников тесты по украинскому языку не сдали (на фото - класс перед уроком в молницкой школе) Фото: Сергей Бейко/Громадское

Пока закон не вступил в силу, все находятся в ожидании - но если черновицкие чиновники настроены на его выполнение и в целом, относятся к реформе положительно, то румыны ждут, что будет дальше и в большинстве надеются, что поправка все же будет отменена. Единственное, в чем уверены все стороны - это в том, что ситуация в итоге разрешится спокойно. Уезжать из Украины, бунтовать или отделяться, вряд ли кто-то захочет.

«Мы — румыны, но мы - украинские румыны, - подчеркивает Танас. -  Так что никаких бунтов или недовольства у нас не будет - наши люди спокойные, работящие. У нас есть только одна страна - Украина.
 

Этот материал также доступен на украинском языке