UAEN
«Если не удастся Украине, это вообще невозможно» — американский судья, который помогает создать антикоррупционный суд
14 декабря, 2018

Мария Ульяновская

Высший антикоррупционный суд Украины должен стать логическим завершением антикоррупционной реформы, продолжающейся с 2015 года. Международные партнеры ожидают, что Украина наконец избавится от коррупции в верхах и станет более предсказуемой и прозрачной. Украинцы же — что суд вынесет справедливые приговоры коррумпированным чиновникам. В то же время политики до последнего пытаются оставить лазейки в законе, чтобы избежать ответственности и нивелировать работу суда.

Почему топ-коррупция в Украине имеет глобальное влияние? Как разорвать круг безнаказанности и привлечь к ответственности людей при власти? Громадское поговорило с Марком Вулфом — старшим окружным судьей США, помогающим Украине создать национальный Антикоррупционный суд и являющимся одним из идеологов Международного антикоррупционного суда.

Проблема топ-коррупции не является исключительно внутренним делом государств: она дестабилизирует страны, и последствия этого дестабилизации чувствует весь мир.

«Из-за коррупции страны теряют в десять раз больше денег, чем получают потом по международной помощи», — говорит Вулф.

Во время лондонского Антикоррупционного саммита в 2016 году тогдашний премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон призвал уделять больше международного внимания к борьбе с топ-коррупцией и сказал, что «мир слишком долго закрывал на это глаза».

По мнению Вулфа, главная проблема коррупции среди топ-чиновников не в отсутствии законов, а в том, что в странах, контролируемых клептократами, эти законы не действуют.

«Коррумпированные лидеры контролируют полицию, прокуратуру и суды, и они не позволят применять эти законы против своих друзей, коллег, семей и самих себя».

Решить эту проблему Вулф предлагает созданием Международного антикоррупционного суда, по примеру Международного уголовного суда. По его замыслу, Международный антикоррупционный суд должен действовать вместе с национальными судами по принципу комплементарности — стать платформой для судебного преследования коррумпированных лидеров, если их страны не хотят или не могут судить их за совершенные преступления.

Но Вулф возлагает большие надежды именно на будущий Высший антикоррупционный суд Украины. Его создание было одной из главных предпосылок для получения кредитов от МВФ и Всемирного банка.

Бесспорно, президент Петр Порошенко ожидает, что Высший антикоррупционный суд заработает до предстоящих президентских выборов, чтобы представить это как одно из крупнейших достижений администрации.

Федеральний суддя США Марк Вулф у студії Громадського, Київ, 29 жовтня 2018 року

Федеральный судья США Марк Вулф в студии Громадского, Киев, 29 октября 2018 года. Фото: Илья Антонец/Громадское

Верховная Рада приняла закон о Высшем антикоррупционный суд 7 июля. Над текстом работали почти год. Закон предусматривает, что кандидатов на должности судей будет проверять Общественный совет международных экспертов. Они смогут дисквалифицировать судей, которые не прошли проверку на добросовестность. Важная роль международных экспертов в выборе судей была требованием международного сообщества доноров. Впрочем, «законодательство о создании суда является важным шагом, но не конечной точкой на пути», — говорит Вулф.

Чтобы побороть коррупцию, эффективно должна работать вся триада антикоррупционных органов: расследовательская ветвь (НАБУ), прокуроры (САП) и суд. Сейчас НАБУ и САП переживают кризис, поскольку из-за политического влияния и вмешательства извне, случаи коррупции среди топ-чиновников не преследуются должным образом.

«Сила цепи измеряется ее слабым звеном, — говорит Вулф. — Важно, чтобы каждое из трех этих учреждений хорошо выполняло свои функции, и чтобы прокурор и следователи сотрудничали».

По его словам, в отличие от всех других стран, в которых царит топ-коррупция, в Украине есть все, чтобы стать страной без коррупции: поддержка международных партнеров, независимая журналистика, активный общественный сектор и политическая оппозиция.

«Если это не удастся сделать в Украине, то это вообще невозможно сделать».

Этот материал также доступен на украинском языке.