UAEN
«Если они уволят меня прозрачно и открытым голосованием — я уйду», — глава Общественного ТВ Зураб Аласания
6 февраля, 2019

Настя Станко, Василий Пехньо

31 января Наблюдательный совет досрочно отправил в отставку председателя правления «Национальной общественной телерадиокомпании Украины» Зураба Аласанию. Решение приняли тайным голосованием, что дало повод говорить о непрозрачности. Протоколы заседания до сих пор не опубликованы, и поэтому неизвестно, в чем именно обвиняют руководителя Общественного ТВ. В чем обвиняют его члены Наблюдательного совета и экс-коллеги, по каким причинам не удалось в полной мере реформировать телеканал и что он планирует делать дальше, Зураб Аласания рассказал в интервью Громадскому.

Зураб, вы еще руководитель Общественного ТВ, ваш статус не изменился? Какие ваши дальнейшие действия?

Мой статус не изменился. Единственное, что произошло — это (появился) пост на Facebook одного из членов Наблюдательного совета. Все.

Что буду делать — не знаю. Они постоянно обвиняют нас в чем-то. Мы молчали, потому что хотим сотрудничества и конструктива. Были десятки обвинений, мы привыкли к этому. И вдруг (происходит) голосование, во время которого не было даже намека на то, за что собственно голосовать.

Есть протоколы...

Я не знаю, что они делают с протоколом уже третий день, если не учитывать выходные. Там была аудиозапись, которую нам тоже не дают. Поэтому не могу ответить, что там будет. Черновик у меня есть, его раздали. А финального документа нет.

А что дальше? Вот вам скажут, что есть решение...

Супер. Мы начнем с процедур. У меня к ним очень много вопросов: закрытое заседание — раз, нет обвинений — два, и нет половины людей, которые должны были голосовать. Поэтому сначала будет иск в суд, но только для того, чтобы остановить все и начать разбираться. Если будет собрание всего Наблюдательного совета, если они открыто скажут, в чем меня обвиняют, и если проголосуют открыто  — вопросов нет.

Члены Наблюдательного совета обвиняют вас в создании параллельной структуры с исполнительным директором, и что правление во главе с вами — это вроде Наблюдательного в Наблюдательном... Что это за структура, объясните. Мы знаем, что аудит Ernst & Young говорил, что это не очень хорошо.

Не говорил такого Ernst & Young! Все говорят с чьих-то слов. Это неправда. Никто не читал тот отчет. Если у нас частный канал, значит есть директор канала, который выполняет административные функции. Его задача — зарабатывать деньги. Если есть общественный канал, то во главе должен стоять скорее человек творческий, который следит за контентом. Потому что для нас не рейтинги главное, не деньги, у нас другая задача.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Реформа на паузе? Что делал и за что уволили Зураба Аласанию

Председатель правления Общественного ТВ Зураб Аласания в студии Громадского Киев, 4 февраля 2018. Фото: Сергей Дунда / Громадское

А что является главной задачей?

Доверие, и мы к этому стремимся. Мы не телевидение, не радио, мы — организация, которая должна развиваться годами. Я не о том, что когда-то там лет через 20 будет, но дайте время. И если вы наняли менеджера и дали ему четыре года, не лезьте туда, куда вы не должны лезть. Их право только назначать нас и следить, чтобы мы не выходили за рамки, например, чтобы я не показывал конкурс красоты.

Или чтобы показывали крестный ход?

Или чтобы показывали крестный ход. Кстати, мы его показывали! А они хотят сказать: «На том канале не показывайте, а на этом покажите». Следите вместе за контентом, чтобы мы не выходили за рамки, а мы и не выходили за них. Это наша компетенция.

Немало было претензий к деятельности благотворительного фонда. Есть недофинансирование Общественного, и вот был создан такой фонд. Для чего? Как он функционировал? Насколько прозрачно, потому что члены Наблюдательного совета говорят, что даже не слышали о существовании такой институции?!

Это неправда, он существует четыре года ...

Я лично общался с Владимиром Яворивским ...

Это проблема Наблюдательного совета, который не знает, что происходит. Фонд не является частью общественного вещателя, это самостоятельное юридическое лицо. И они хотят обвинить за одно юридическое лицо главу другого юридического лица. Но дело не в этом. Четыре года он существует, четыре года он работает. Вы работали с грантами? Представляете, что такое отчет грантодателю? Наша финразведка так не работает, как работает грантодатель.

Председатель правления Общественного ТВ Зураб Аласания в студии Громадского Киев, 4 февраля 2018. Фото: Сергей Дунда / Громадское

Все говорят, что Общественное было любимым ребенком для грантодателей. Все верили в реформу Общественного, закрывали на некоторые вещи глаза...

4 года — 29 млн гривен ($1,1 млн). О каждой копейке и каждом центе сообщали донорам. И ни одной претензии доноры не имели. И мало того, был же внешний аудит — и тоже нет. А здесь — бац! Ревизионная комиссия провела свой внутренний аудит, и на этом заседании говорят — есть претензии, надо между НОТУ (Национальной общественной телерадиокомпанией Украины) и фондом заключить меморандум. Мы согласились. Может быть, еще сказали они, есть риски, что что-то здесь не прозрачно. А знаете, что непрозрачно? Вы знаете слово «ФЛП» (физическое лицо-предприниматель — ред.)? Для господина Яворивского это уже криминал. Сам факт работы с ФЛП. Но в стране это существует, и доноры работают именно с ФЛП. У миллиона общественных организаций с этим проблемы!

Но, как я понимаю, ФЛП, которые представляли общественные организации и имели деньги от грантодателей, выпускали продукт на Общественном и получали также какое-то финансирование государственное?

Не так. Они увольнялись, а потом приходили снова. Такая тупая система. А когда вы донору говорите: «А вы можете позволить нам купить этот компьютер?», а он говорит: «Нет-нет, мы не покупаем технику». Но арендовать будет дороже, чем купить, а они говорят: «Простите, мы иначе не можем». И мы вот так и делали. А все выглядит так, будто там есть риски мошенничества. Есть риски, но это не значит, что есть мошенничество. Не опубликовано? Поезжайте в филиал, посмотрите, оно есть. Руками потрогайте. Мы ищем варианты, как это оформить. Потому что донор не хочет платить лишние налоги.

Мы поговорили с некоторыми экс-работниками Общественного. Все они говорят: «устали от менеджмента Зураба»...

Я как пугало. Но я не Общественное. Это огромная организация. Идет становление организации, ты переделываешь и перестраиваешь ее со старой 90-летней. Будут такие проблемы, нормальные рабочие проблемы. Кто ушел — не выдержал. Но сегодня несколько человек пришли и сказали: «Если есть вопросы к нам относительно фонда — они делали эти проекты — мы готовы ответить за каждую копейку».

Что не удалось сделать на Общественном?

Многое не удалось. Не удалось завершить, потому что это системная организация. Я говорю: реформа не занимает два года. С теми условиями, которые у нас есть. Как коллега сказал — это как курс таблеток: 20 назначили, 10 дали, а потом спрашивают: «Почему ты не выздоровел?!». Нам дают те деньги, которых достаточно для выживания, а не для развития. А потом спрашивают, где наши рейтинги.

Председатель правления Общественного ТВ Зураб Аласания в студии Громадского Киев, 4 февраля 2018.  Фото: Сергей Дунда / Громадское

На Общественное должны выделять больше 1,8 млрд гривен ($66,1 млн). И люди включают этот канал, зная, что на него выделяют такие деньги в стране, где идет война, и им не нравится контент. Как их убедить?

Шаг за шагом мы это делаем. Я не могу обеспечить такой быстрый результат за два года, когда здесь 90 лет все было иначе. Когда вас вакцинируют, вам может не понравиться: вакцина дорогая, жидкая, или ее вообще нет, вам больно и так далее. Но это не значит, что вакцина не нужна.

Мы говорим о недофинансировании, но есть информация про 70 тыс. гривен ($2,6 тыс.) премии для руководства в то время, когда работники уходят в неоплачиваемый вынужденный отпуск. Насколько это соответствует действительности?

Когда была кризисная ситуация, мы не выплачивали никому. Но человек приходит с рынка труда, человек имеет свою цену. Например, хороший генпродюсер. У нас вилка зарплат именно такая — 46, например. Извините, у меня чуть больше $2 тыс.. Когда это видит генпродюсер холдинга — он просто смеется откровенно. Но дело не в этом. Он приходит и говорит: «Мы же договорились на такие деньги». Это означает премиальные добавить ему к той цифре, которую он стоит. А он стоит 70 (тыс. грн). Зарплата 46 тыс. грн и надбавка — премия. Все. Или он встает и уходит. А потом вопрос к нам: «А почему не нравится контент?».

Все же — что дальше? Ситуация с Наблюдательным советом выглядит патовой. Видите ли вы какой-то выход?

Конечно, вижу. Есть масса вариантов, по которым они могут освободиться. Юристы уже перечислили десяток. Если вы думаете, что за ними не стоит список следующих... Все уже есть.

У вас есть еще две недели в качестве исполнителя обязанностей. Что вы будете делать? Что будет делать ваша команда?

Что будет? Не знаю. Эта организация является первой в Украине, и все, что мы делаем — новое. Такого механизма просто не существует. Если они выберут нового председателя правления — он должен прийти со своей командой. Должно быть шесть человек. Так по закону, по положению, но что будут делать с теми, кто уже есть? Уволят по Трудовому кодексу? Нет. Все будет сложно. Они уже написали через Facebook, член Наблюдательного совета Николай Чернотицкий временно исполняет обязанности. Но он не собирается их выполнять. Что они думали — я не знаю. У них не было плана. Если они проведут все открыто и прозрачно — я пойду. Сделайте это только чисто, прозрачно, открытым голосованием.