UAEN
Готовьте ваши пальчики: как изменились правила въезда на украино-российской границе
19 января, 2018

С 1 января 2018 года в Украине заработала биометрическая система контроля для иностранцев и лиц без гражданства. Теперь граждане 70 стран должны сдавать свои отпечатки пальцев. Как работает новая система и что изменилось для тех, кто приезжает в Украину, — в репортаже Громадского с украино-российской границы в Харьковской области. 

Неблагонадежные страны

Возле будки пограничников на контрольно-пропускном пункте «Гоптовка» стоит небольшая очередь из пяти людей. Через 200 метров начинается территория Российской Федерации. Два автобуса маршрута «Харьков-Белгород» ждут своей очереди.

«Руки, руки потрите. Слышали, что говорили? Надо, чтобы были теплые, а то система не увидит ничего», — говорит женщина в сером пальто, обращаясь к мужчине с пышными усами, который стоит за ней в очереди.

«Грею, грею», — отвечает он и в доказательство своих слов начинает усиленно дышать на руки.

Очередь возле будки пограничников в КПП «Гоптовка». Фото: Громадское

С 1 января в «Гоптовке» работает система биометрического контроля для иностранцев, которые въезжают в Украину. Об этом еще в июле 2017 года заявил президент Украины Петр Порошенко. 

«Мы вводим биометрический контроль для всех граждан, которые переходят украинскую границу. Мы должны снять биометрические данные, включая и отпечатки пальцев, и цифровую фотографию. Это значительно усилит возможности для борьбы с терроризмом», — сказал Порошенко на заседании Совета национальной обороны и безопасности (СНБО). 

Но позже норма была немного скорректирована – отпечатки пальцев стали обязательными лишь для граждан 70 стран. 

В этот список, помимо африканских государств и стран Ближнего Востока, также вошли Россия, Узбекистан и Таджикистан. Именно из этих трех, признанных Кабинетом министров неблагонадежных стран, больше всего приезжает людей в Украину. 

Например, в 2016 году, по данным Государственной службы статистики, из России приехало 1,47 млн человек, из Узбекистана — 135 тысяч человек, из Таджикистана — 163 тысячи. Для сравнения: из Конго, Кении и Зимбабве вместе взятых приехало до тысячи человек. 

Проверка на морозе

В Восточном региональном управлении Госпогранслужбы Громадскому рассказали, что в праздники каждый день границу в харьковском, сумском и луганском направлении пересекают около 20 тысяч россиян. Средний показатель в обычные дни — 12-13 тысяч человек. 

«В праздники и выходные всегда едет больше людей, — говорит руководитель пресс-службы Восточного регионального Управления Госпогранслужбы Украины (ВРУГПСУ)  Оксана Иванец. — В основном, это родственники — с 2014 года поток людей, которые ехали в других целях, сократился (по данным Госстата, из России в Украину  в 2013 году въехало более 10 млн человек. За годы войны это число сократилось в пять раз, — Громадское)». 

Ее слова подтверждает относительно небольшая очередь на автомобильном пункте пропуска — всего десяток машин и пара автобусов из Белгорода. Большинство автомобилей с украинскими номерами, россиян найти не так и просто. Житель Белгорода Виктор ездит в Украину по рабочим вопросам со своим напарником и довольно часто — где-то пару раз в месяц. О новых правилах въезда он услышал от корреспондента Громадского. 

«Я вот первый раз еду после Нового года, — рассказал Виктор. — Сдавать или не сдавать отпечатки — мне все равно. Главное, чтобы очередь быстрее двигалась». 

Виктор с напарником ездит в Украину часто, но про новые правила услышал впервые. Фото: Громадское

Армянин Карен живет в Харькове — там у него семья. В доказательство своих слов Карен показывает паспорт и вид на жительство. Хотя ему сдача отпечатков пальцев не грозит, Карен уверяет, что гипотетически такая процедура его не пугает. 

«Мне как-то без разницы – сдавать, не сдавать. Я не комплексую, — с сильным кавказским акцентом говорит Карен и смеется. — Мне как-то это не мешает. Если человек совестный, не нарушает, есть, нету в базе – какая разница». 

Система для сдачи отпечатков пальцев стоит в будке пограничников и работает так же, как и во многих странах мира: пограничник сканирует паспорт, система сразу же выдает предупреждение на экран — необходимо ли снимать отпечатки пальцев. Возле сканера лежит кусок флисовой ткани, которой пограничники любовно протирают экран после каждого использования. Уверяют, что система работает хорошо, но накладки могут возникать в двух случаях: с холодными руками и руками пожилых людей. 

Система снятия отпечатков пальцев на морозе может давать сбой. Фото: Громадское

К окну как раз подходит бабушка лет 80-ти, закутанная в красный платок. Сканер распознает ее отпечатки не сразу: у пожилых людей они уже немного стертые. Пограничник прижимает руку бабушки к сканеру. «Сынок, может я пісню українською заспіваю?» — говорит она. Пограничники смеются. 

70-летний Александр с пышными усами переминается с  ноги на ногу у будки. Успеваем поговорить, пока он ждет свою очередь. В Харькове у Александра живет мама, он часто ездит к ней из Белгорода. Говорит, что единственное неприятное в новой процедуре — это то, что приходится стоять на улице. 

— Если в тепле это сделать – то нормально, — говорит мужчина. — Потому что если мороз 20 градусов и человек 30 будет стоять, то.. А так нормально. Это так же у нас в России – сначала закон примут, а потом думают как его применять. 

— Вы часто ездите в Украину. Что для вас поменялось с 2014 года?

— Да особо ничего не поменялось. Что так стоял три часа автобус — что сейчас. 

— А в Харькове чувствуете себя комфортно?

— На лбу ж не написано, что я русский, — смеется он. 

С комфортом для пассажиров

На железнодорожном вокзале и в аэропорту процедура проходит с быстрее и удобнее. В 7:50 в Харьков приезжает поезд из Москвы, — у пассажиров проверяют отпечатки пальцев в вагоне. Все послушно прикладывают пальцы к сканеру. 

«Надо значит надо, — говорит Виктор, у которого в Харькове живут родственники жены. — Мы как раз приехали из Польши, там это уже давно в порядке вещей. Раньше было хуже, я вам скажу. Хуже была ситуация на украинской таможне, потому что приходилось дискутировать с украинскими таможенниками по поводу прав человека. Что можно провозить через границу, что нельзя. А сейчас порядок навели более-менее, последние пару лет нормально стало». 

Оксана Иванец подтверждает — за две недели работы системы случаев отказа предоставлять отпечатки пальцев еще не было. Хотя были и возмущения. 

Руководитель пресс-службы ВРУГПСУ Оксана Иванец говорит, что от сдачи отпечатков пальцев никто не отказывается. Фото: Громадское

«Люди бывают разные, — рассказывает Иванец. — Кто-то более радикально настроен в сторону Украины и реагировал бурно. Но большая часть людей отнеслась к этому с пониманием. Никто не хочет нарушать законодательство Украины». 

Больше пассажиров пугает еще одно ужесточение, которое планируется в этом году. Для граждан Российской Федерации будет обязательным заполнение анкеты минимум за месяц до приезда. 

Пока на сайте Министерства иностранных дел Украины такой анкеты нет и неизвестно, когда она появится. Пограничники в частной беседе говорят — технически это сделать не так просто, жизнь у МИДа очень осложнится, а потому вряд ли такая анкета появится в скором времени. Но граждане России, которые ездят в Украину часто, уже говорят о новом правиле с опаской. 

«Это глупость, полная глупость, — возмущается москвич Александр, который приезжает в Украину оказывать консультационные услуги для бизнеса. — Кому в итоге будет хуже? Только моим клиентам, потому что я не смогу быстро приехать. Отпечатки пальцев — пожалуйста, в этом ничего странного и удивительного. А вот это... Зачем?»

Александр из Москвы больше всего переживает из-за заполнения анкеты за месяц до приезда. Это правило пока еще не ввели. Фото: Громадское

Проверка в поезде проходит быстро — уже через 10 минут пограничный контроль выходит из вагона. В одном купе один из проверяющих задерживается — объясняет 83-летнему украинцу Николаю, какие документы нужны российским гражданам для приезда. Ничего не поменялось — нужно приглашение от принимающей стороны и загранпаспорт. 

— И такого нет на Украине, что запрещают? — спрашивает Николай. 

— Нет, конечно, — смеется пограничник. 

— А зять мой говорит, что нельзя, всем запрещают! У них там по телевизору такое мелют иногда, — уже обращается Николай ко мне. 

— Так зять ваш хочет приехать?

— Нет, не хочет. Тут другой вопрос — если я помру, то почему не приехать?