UAEN
Копанки возвращаются: как в Луганской области крадут арестованный уголь — репортаж
29 января, 2019

Константин Реуцкий


Полтора года назад мы узнали, что на севере Луганской области, где сохраняется юрисдикция украинской власти, ведется нелегальная разработка резервных угольных месторождений. Начиналось все с копанок. Впоследствии на окраине Лисичанска появились огромные карьеры. Семь раз правоохранители останавливали их работу. Но каждый раз техника возвращалась и копать продолжали. 12 января 2019 года пресс-центр Операции объединенных сил (ООС) в очередной раз сообщил, что незаконная добыча угля прекращена. Две тысячи тонн угля, арестованного в рамках трех уголовных производств, должны были вернуть государству. Но, приехав в Лисичанск, мы увидели совсем другое.

Украсть у государства второй раз

База, на которой хранился арестованный уголь, была заполнена грузовиками с донецкими номерами, которые ждали своей очереди. Чтобы загрузиться этим углем, который уже второй раз крали у государства. Полицейских, которые должны были охранять вещественные доказательства, нигде не было. Ни водители грузовиков, ни их заказчик, ни владелец и работники базы не смогли объяснить, что происходит. Нелепо попытались отшутиться. Испугавшись огласки, все задействованные в хищении вещественных доказательств уехали, территория базы быстро опустела. Но приехали сотрудники батальона спецназначения — бывшего «Беркута». На наш вопрос, почему их не было на месте несения службы во время попытки похищения угля, полицейские нагло ответили, что «ездили в туалет». Более содержательных ответов от них добиться нам не удалось.

Мы решили предупредить о краже руководство областной полиции. Главный следователь Луганской области Руслан Усманов заверил нас, что все вещественные доказательства находятся на хранении в соответствии с действующим законодательством. После нашего сообщения о зафиксированной попытке хищения арестованного угля он несколько растерялся, но пообещал проверить эту информацию.

Чтобы увидеть, как полиция охраняет место преступления, мы едем на карьер, на котором незаконно добывали уголь. Экскурсию по нему нам проводит местный активист Анатолий Рыжков. Он объясняет технологию незаконной добычи. Земля, на которой сейчас зияют два карьера глубиной более 20 метров и шириной в десять футбольных полей, была взята в аренду для выращивания сельхозпродукции. «Но, как видите, кроме проблем здесь теперь еще долго ничего не вырастет», — говорит Рыжков. Масштабы карьеров действительно впечатляют. И Рыжков уверен, что деятельность этих «предприятий» не была бы возможной без покровительства высокопоставленных чиновников. В частности, силовиков.

Все по кругу

Надо отдать должное, правоохранители работают как могут. Под давлением общественности они уже несколько раз арестовывали имущество копателей. Правда, каждый раз работы восстанавливаются. Мол, есть проблема с доказательной базой — оказывается, не так-то просто доказать, что изъятые из карьеров экскаваторы и бульдозеры непосредственно участвовали в незаконной добыче угля. Из-за неспособности прокуроров это доказать техника по решениям судей возвращается владельцам. И, как правило, после этого возвращается на карьеры.

При этом, как нам удалось выяснить, правоохранители почему-то до сих пор не опросили людей, которые работали на копанках и карьерах. И даже тех, кто работает сейчас, после официальных заявлений о приостановлении незаконной добычи угля в Луганской области.

На карьере мы видим, что незаконное предприятие просто поставлено на паузу. Его владельцы ждут момента, чтобы продолжить работу. На месте преступления дежурят нанятые ими охранники, хранится топливо и оборудование. Охранник, молодой парень, с которым мы общаемся в этот раз, более подготовленный, чем предыдущий. Говорит, что работает первый день, приехал из Харькова, никого не знает, контактов нанимателей не имеет. Даже о размере будущей зарплаты у своих работодателей, по его словам, не спросил. Конечно, мы ему не верим, но ему это безразлично. Когда мы приезжали на этот карьер два месяца назад, охранники были более красноречивыми. Попытались отобрать камеру, угрожали нам топором и проблемами от владельцев карьеров и непосредственно от «Коломойского».

Кто эти люди, которые охраняют имущество «владельцев» незаконных карьеров? На каком основании они находятся на месте преступления и почему запрещают посещать это место другим? С этими вопросом мы обратились в областную прокуратуру. Но и здесь не получили ответа — прокуратуре тоже о них ничего не известно. На допрос в прокуратуру охранников имущества «черных копателей» не вызывали, но проблемы в этом здесь не видят. Поскольку, по словам руководителя одного из отделов областной прокуратуры Валентина Бражника, каждый, кому известно об обстоятельствах этих преступлений, обязан сообщить об этом правоохранителям. А тем, кто не пришел сообщить, соответственно, ничего не известно. Логика не безупречная, но другой для объяснения продолжительности и неэффективности расследования у работников прокуратуры не было.

Остановить нельзя арестовать

Впрочем, кажется, часть правоохранителей искренне желает положить конец незаконной схеме и привлечь виновных к ответственности. Именно благодаря им было открыто три уголовных производства и неоднократно арестовывалась техника копателей. Благодаря им стали известны предприятия, которые были задействованы в добыче и продаже угля, а также в легализации полученных доходов.

Нелегально добытый уголь грузовиками отправляли на железнодорожные станции Лоскутовка и Попасная. Откуда его вагонами доставляли потребителям. Скорее всего, на украинские ТЭС. Лисичанские активисты уверены, что краденый уголь транспортируется по документам местных шахт. Ранее, по словам Анатолия Рыжкова, использовались документы Попаснянской шахты. Теперь — Новодружевской.

Нелегальный уголь беспрепятственно следовал через блокпосты полиции и Национальной гвардии. Проехать через которые — особенно в предыдущие годы — было не всегда просто. Гражданские машины тщательно проверяли, персональные данные проезжающих вносили в электронную базу. Процедура проезда через пост иногда продолжалась до 30 минут. В этот раз нашу машину тоже внимательно осматривают. А вот грузовики с углем, которые по сомнительным документам полтора года ездили через этот блокпост, подозрения у полицейских не вызывали.

Напоследок решаем снова съездить на базу, где охраняется арестованный уголь, и поздороваться с уже знакомыми работниками полиции. Но на месте их снова не находим. Несмотря на сумерки, на территории базы снова кипит работа — арестованный уголь грейдером загружают в самосвалы. Нас замечают. Работы прекращаются. Грейдер и один из грузовиков уезжают из базы. Но через два километра возвращаются. В сопровождении машины патрульной полиции. «Наконец-то, колеса правоохранительной системы начали крутиться в правильном направлении», — думаем мы. Но нет — увидев нас, полицейские быстро уезжают.

Для этой части Луганской области карьеры и копанки — явление относительно новое. Они появились здесь на второй год войны. Такой «бизнес» более характерен для ныне оккупированной юго-восточной части области. В нем там работали люди, которые со временем стали лицами «русской весны» — например, так называемый первый глава «ЛНР» ныне покойный Валерий Болотов и его помощник Сергей Корсунский.

А сейчас на окраинах Лисичанска незаконно добывает уголь их коллега из оккупированной Кадиевки — Владимир Припотень, известный научный деятель так называемой «ЛНР» (заведующий кафедрой менеджмента в «ЛНР» «ДонГТУ» — ред.). Согласно судебным материалам, именно на грузовиках его предприятия «Капри» уголь более года вывозили из незаконных карьеров.

Но это только верхушка айсберга. Об остальных лицах, причастных к разворовыванию недр в Луганской области, мы расскажем в наших следующих материалах.

Этот материал также доступен на украинском языке. 

Подписывайтесь на наш телеграм-канал.