UAEN
Калька с «русского мира»: откуда в Украине выросли движения по борьбе с педофилами
26 мая, 2017

Текст: Екатерина Сергацкова

В конце февраля этого года в Кропивницком сотрудники службы безопасности Украины совместно с прокуратурой задержали одиннадцать человек — членов движения «Белые львы», которое занималось отловом педофилов. Их обвинили в вымогательстве денег и избиениях своих жертв. Громадское рассказывает, кто в стране занимается подобной деятельностью и какое отношение к этому имеют русские националисты.

Белые львы

В прокуратуре Кировоградской области сообщили, что 27 февраля были задержаны участники группы «Белые львы», которые занимались «отловом» педофилов. Среди них — несколько футбольных фанатов и двое действующих сотрудников кировоградского следственного изолятора № 14, их в прокуратуре называют организаторами группы. По версии следствия, они на камеры избивали своих жертв, а затем вымогали от пострадавших денег, чтобы видео не попали в сеть.

У задержанных, сообщили в прокуратуре, изъяли «подобные свастике» эмблемы группировки, деньги, бейсбольные биты, балаклавы, смартфоны и компьютерную технику.

«Вина указанных лиц также подтверждается показаниями свидетелей и потерпевших лиц, результатами судебно-медицинских экспертиз», — говорится в сообщении.

Участники группы «Белые львы» Фото: официальная страница в социальной сети «ВКонтакте»

По словам пресс-секретаря прокуратуры Кропивницкой области Оксаны Звенигородской, двоих предполагаемых организаторов группы суд арестовал на весь период расследования, один из несовершеннолетних участников получил домашний арест, а еще восемь несовершеннолетних отдали на поруки родителям.

Алина Дудник, адвокат одного из несовершеннолетних подозреваемых Севы Суворова, считает, что суд не продлил ему срок ареста, поскольку прокуратура «нарушила процедуры». Суворова обвиняли в том, что он принимал участие в вымогательстве и нанесении телесных повреждений, но адвокат утверждает, что при задержании группы его не было.

«Ему позвонили СБУшники и попросили приехать, а затем его задержали. Мы считаем, что они фабрикуют доказательную базу. Там куча нарушений. Они говорили, что во всех эпизодах люди были в масках, поэтому непонятно, как они устанавливали, кто входит в группу “Белых львов” и по какому периоду» —  пояснила адвокат.

Операция по задержанию участников группы «Белые львы» в Кропивницкому 27 февраля Фото: оперативная съемка СБУ

Наследие
Артем Артемьев, лидер движения «Наследие», которое с 2015 года занимается «охотой на педофилов» в городах Украины, считает, что его коллег из «Белых львов» поймали не за их «профессиональную деятельность», а за то, что они использовали ее «не по назначению».

«Белые львы» перегибали очень жестко, — говорит он. — Силовые акции устраивали. Они как по совести работали, снимали и публиковали. Говорят, деньги у людей забирали».

Артемьев признает, что у его «Наследия» нет проблем с правоохранительными органами:

«Где-то через полгода после начала моей деятельности меня пригласил на диалог один дядечка из МВД Запорожской области. Он объяснил, как следует себя вести, а как нет: “материальные ценности не отбирайте, и чтобы претензий не было по побоям”. Я это накрепко усвоил» — рассказывает Артемьев.

«Наследие» позиционирует себя как «общественное движение, направленное на разоблачение лиц, которые посягают на достоинство детей». Действует по следующей схеме: через фейковые аккаунты в «ВКонтакте» активисты провоцируют мужчин на встречу с несовершеннолетними. Когда те приходят, то вместо подростков на месте оказывается несколько спортсменов.

«Мы никого не забиваем, — говорит Артемьев. — Может, с ног повалили раз, на жопу усадили, покричали — и все. Главное — завалить психологически. Треть из них (жертв “Наследия” — ред) обращались в полицию, но побоев-то нет — может ссадина, синячок. Дела либо не открывали, либо они закрывались за отсутствием улик».

Лидер движения «Наследие», который занимается «охотой на педофилов», Артем Артемьев Фото: страница в социальной сети «ВКонтакте»

После «силового» этапа представители движения «Наследие» записывают на камеру извинения их жертвы и обещание никогда больше не встречаться с несовершеннолетними. Видео выкладывают на страницу Артемьева в «ВКонтакте», а оттуда распространяют по своим группам. Изначально все ролики выкладывались на Youtube-канал, но из-за того, что их там регулярно банили пользователи, решили пользоваться только одной социальной сетью, из которой видео «выпилить» сложнее.

Руководитель пресс-службы Запорожского областного МВД Катерина Людвик в комментарии Громадському, напротив, утверждает, что никаких заявлений от людей, пострадавших от участников «Наследия», не было, так же как не было и заявлений от представителей этого движения. На вопрос о том, сотрудничает ли «Наследие» с полицией, сотрудница МВД предложила написать официальный запрос. Громадське отправило запрос в МВД Украины, но там сообщили, что данная информация находится в распоряжении Национальной полиции и предложили подождать ответа. Как только Национальная полиция ответит на запрос, мы опубликуем его отдельно.

Артемьев рассказывает, что заняться отловом педофилов его заставил инцидент, произошедший в Запорожье 11 июня 2015 года. На острове Хортица мужчина изнасиловал и убил маленькую девочку.

Артемьев утверждает, что для него деятельность «Наследия» — это хобби, которое не приносит никаких доходов.

«Я делаю это для того, чтобы дети росли в благополучном обществе, чтобы им психику не разрушали, — объясняет он. — Это будущее страны, нации, расы. Белую расу имею ввиду, в приоритете. Я не расист, просто своих больше люблю» —  поясняет Артемьев.

Помимо собственно отлова педофилов «Наследие» занимается организацией неформальных уроков для детей по противодействию насилию со стороны взрослых. Проект называется «Школа детской бдительности» и проходит он на разных площадках в Запорожье, где активисты движения вместе с психологами «преподносят нюансы, которые могут подстерегать на улицах, и рассказывают о том, о чем не расскажут родители».

За время существования проекта Артемьев с товарищами успели «обучить» около ста детей. В «Школе» две группы: для детей 4-7 и 10-15 лет. По словам лидера «Наследия», аудитория — в основном дети из благополучных семей, «родители которых проявляют о них заботу». В планах Артемьева — проводить такие уроки на базе общеобразовательных школ, и не только в Запорожье, но и в других регионах страны.

«Российский след»

В списке друзей Артемьева в «ВКонтакте» есть Роман Железнов, в националистических кругах России более известный как Зухель. На него заведено уголовное дело в России за наемничество — за то, что примкнул в 2014 году к украинскому батальону «Азов».

Роман Железнов (Зухель) Фото: страница в социальной сети «ВКонтакте»

Железнов сотрудничал с Ильей Горячевым, обвиняемым в том, что тот основал БОРН — «Боевую организацию русских националистов». Ее участники получили сроки за убийство антифашистов, адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Сам Железнов активно выступал против антифашистов и подозревался в подрыве квартиры администратора сайта «Антифа. ру» в 2006 году (дело позже закрыли).

А еще Зухель — один из ключевых соратников россиянина Максима Марцинкевича, более известного как «Тесак». Он — основатель организаций «Реструкт» и «Оккупай педофиляй». До 2015 года это движение занималось отловом педофилов и публикацией видеозаписей издевательств над ними во всех регионах России. Марцинкевич с соратниками зарабатывал на «Оккупай педофиляй»: они получали деньги от просмотров на Youtube, и продавали билеты на «сафари» тем, кто хотел живьем посмотреть на то, как активисты издеваются над педофилами.

В 2013 году Марцинкевич совершил тур «Оккупай педофиляй» по Украине. Вместе с российскими и украинскими соратниками он побывал в Харькове, Херсоне, Одессе, Киеве и других регионах и везде отснял видео со своими жертвами. Однако вскоре после того, как в Украине развернулся Майдан, российские правоохранительные органы арестовали его по обвинению в «возбуждении ненависти либо вражды и унижение человеческого достоинства с применением насилия» за публикацию роликов «Оккупай педофиляя». Уже из тюрьмы Тесак писал в соцсетях о том, что не поддерживает аннексию Крыма и войну на Донбассе.

Максим Марцинкевич (Тесак) Фото: страница в социальной сети «ВКонтакте»

Вслед за Марцинкевичем начали арестовывать других членов «Реструкта» и «Оккупай педофиляй» по всей России. Многие из тех, кого не успели «закрыть», перебрались в Украину. Так, например, из Санкт-Петербурга переехала соратница Марцинкевича Катерина Зигунова, из Москвы — уже упомянутый Роман Железнов. Некоторое время они состояли в батальоне «Азов» (сейчас они, по подтверждению лидеров «Национального корпуса», не состоят в движении).

Из Чебоксар в Киев перебрался Михаил Орешников, лидер чувашской ячейки «Оккупай педофиляй». В России на него завели уголовное дело за нападение на полицейских во время одной из его акций в поддержку Украины, а в июле 2014 года он перешел государственную границу между Россией и Украиной, и попросил о политическом убежище. В статусе беженца ему в итоге отказали, но, по его словам, благодаря поддержке батальона «Азов», в который он вступил, ему удалось получить вид на жительство, а затем — гражданство Украины. О своей деятельности в России он рассказывает так:

«Я сам по себе такой человек, который поддерживает любые здравые начинания без привязки к какому-то флагу, — говорит Орешников. — Я находил, что методы “Реструкта” наиболее здравые, интересные и креативные. Я взял себе эти методы на вооружение и в своем городе стал проводить их мероприятия. У нас не было никакого насилия вообще, я его дико запрещал. Хотя скажу честно, что на первой акции было насилие — оно было совершено не мной, а соратниками, которые не смогли себя сдержать. Потом я их уже отсек и никуда не брал. Я жестко запретил насилие. Но тогда вы спросите, а как вы сделали так, чтобы педофил вел себя корректно, не наглел, говорил и во всем признавался? Легко: есть насилие моральное. Моральное подавление. Когда берешь телефон и говоришь: сейчас маме позвоню, она приедет тебя заберет. Это критический момент для педофилов. Такие меры насилия я применял».

В 2014-м, когда Орешников переехал в Украину, он продолжил заниматься «Оккупаем», поскольку «в Киеве были отделения «Реструкта».

«Мы с ними ловили педофилов, — рассказывает он. — Но поскольку сама риторика изменилась, это делали уже не в рамках “Реструкта”, а в рамках “Азова”: в день выборов на Оболони (выборы в Верховную Раду в октябре 2014 — ред) мы поймали капитана милиции на мальчика. До этого парни кого-то ловили, поймали СБУшника. Некоторое время мы этим занимались. Но поскольку повестка была другая — война, — то ориентировались больше на текущую повестку».

Лидер чувашского отделения «Оккупай педофиляй» Михаил Орешников Фото:  Громадское

Лидер гражданского корпуса «Азов» Сергей Филимонов подтвердил, что подобные действия имели место в предвыборный период, но отметил, что «отлов педофилов» проводился не в рамках «Азова», но азовцами.

Продолжение следует

На волне славы «Оккупай педофиляй» в Украине стало появляться много движений-клонов. Однако к детищу Тесака они формально отношения не имеют.
«Марцинкевич создал тренд, и люди стали это копировать, — говорит Орешников. — Многие поняли, что это прикольный формат видеоблогерства, и стали его применять».
Так, по образу и подобию российского «Оккупай педофиляй» и зачастую при содействии его бывших лидеров, появились движения «Наследие», «Белые львы» и «Модный приговор», которые охотились как на педофилов, так и на геев. Последнее движение основал националист и антисемит, лидер партии «Наждак» Николай Дульский. В 2014 и 2015 годах движение было очень активно в регионах Украины, но из-за обращений пострадавших и правозащитников в полицию группы начали «банить». В 2016-м Дульский объявил, что «Модный приговор» снова в строю«, но на сегодняшний день движение неактивно, а Дульский занимается собственной политической деятельностью.

На насилие со стороны участников «Модного приговора» неоднократно жаловались правозащитники и активисты ЛГБТ-сообщества. Исполнительный директор ЛГБТ-организации «Точка опоры» Тимур Левчук рассказывает, что в 2015 году сотрудники организации подали 14 обращений к омбудсмену с последующей передачей в полицию по видеозаписям, содержащим сцены психологического и физического насилия над «педофилами» и геями. Однако, по его словам, дела по этим обращениям либо не открывались, либо закрывались за отсутствием доказательств.

Левчук считает, что полиция не заинтересована расследовать подобные дела, поскольку в суде их, как правило, квалифицируют как административную «хулиганку», а не как преступления на почве ненависти, и обвиняемые получают условный срок, а за это, говорит он, «премии или повышения по службе не получишь». Кроме того, говорит правозащитник, «гомофобия в высших кругах правоохранительных органах не дает им стремления расследовать такие дела, да и правые движения пребывают под контролем полиции и спецслужб».

«Подобные группы (как “Модный приговор” или “Наследие”) возникают по простой причине: люди не несут наказания, — говорит Левчук. — Мы же помним ситуацию с кинотеатром “Жовтень”: суд посчитал, что гомофобская позиция людей, которые подожгли кинотеатр (из-за ЛГБТ-программы “Солнечный зайчик” в рамках фестиваля “Молодость”), является смягчающим обстоятельством. Бездействие правоохранительных органов и судов приводит к тому, что люди, которым регулярно угрожают, вынуждены уезжать и просить убежища в западных странах».

Учасники группы «Белые львы» во время записи передачи на местном телеканале в Кропивницкому Фото: официальная страница в социальной сети «ВКонтакте»

В правозащитных кругах считают, что копирование методов Марцинкевича ведет к распространению насилия.

«Охота на “педофилов” — удобное прикрытие для физического или психологического насилия над более слабыми — по всей видимости, геями, которые из-за общественной гомофобии и гомофобии в полиции затрудняются заявить о том, что против них совершено преступление, — считает исследовательница праворадикальных движений Анна Гриценко.

«Естественно, насильственные практики должны так или иначе пресекаться, не то они, как не требующие значительных усилий, не наказуемые и легко копируемые, будут лишь далее распространяться. Систематический и показательный террор с неонацистским душком опасен по определению, независимо от того, какая категория людей становится его жертвами. Человеку же, знающему о фактах реальной педофилии, следует не заниматься самосудом, а обратиться в правоохранительные органы и контролировать ход дела», —  резюмирует Анна Гриценко.