UAEN
Керченские пленники: что известно об украинских моряках, которых захватили российские военные
27 ноября, 2018
Data?1543319369
Вид на Керченский мост, соединяющий аннексированный Крым с российским Таманским полуостровом, 26 ноября 2018 года. Вечером 25 ноября российские пограничники захватили три украинские военные судна, когда те проходили Керченский пролив, направляясь из Одессы в Мариуполь. По данным Генштаба ВС Украины на кораблях находились 23 военнослужащих, шесть моряков ранены, тяжело раненых двое Фото: АЛЕКСАНДР ПОПЕНКО/ГРОМАДСКОЕ

Виктория Рощина

Согласно Женевской конвенции 1949 года, украинские моряки, которых 25 ноября захватила Российская Федерация, считаются военнопленными. По информации ВСУ, это 23 человека, среди которых двое контрразведчиков СБУ. Большинство пленных в возрасте от 18 до 27 лет. Все они родом из разных областей Украины. Громадское пообщалось с родными и сослуживцами некоторых из захваченных моряков.

Утром 26 ноября российские СМИ опубликовали имена трех моряков контрактников ВМС ВСУ с катера «Бердянск», которые якобы получили легкие ранения и госпитализированы в Керченской больнице № 1, где их прооперировали. По информации главного редактора сайта «Kerch.fm» Беллы Демидович, украинских моряков в больнице охраняет ФСБ России.

Вечером того же дня фамилии 22 захваченных обнародовало издание «Info Resist».

Роман Мокряк (31 год) родом из Кировоградской области. По словам сослуживцев, Роман — бывший контрактник. Имел высшее образование, поэтому получил первое офицерское звание «младший лейтенант». С тех пор, рассказывают коллеги, и пошла вверх его офицерская карьера.

Сейчас он — капитан малого бронированного артиллерийского катера «Бердянск». Именно Мокряк руководил судном 25 ноября во время захвата его россиянами.

«Этот человек вышел из Крыма! И если был бы приказ стрелять он не колебался бы. Скорее наоборот лично ему (персонально) был приказ не стрелять и не поддаваться на провокации», — говорит сослуживец Романа, который просит не называть фамилию.

Другие рассказали, что мужчина служил в Крыму на украинской субмарине, которую после захватили россияне, но тогда он не изменил присяге. В 2015 году моряк жил в 15-местном ракетном катере «Прилуки» в Одессе.

«Молодой, энергичный с присущей его возрасту самоуверенностью. Упрямый и склонный к риску. «Буцать» за свою позицию будет до последнего, пока не припрешь его железными аргументами. Но, несмотря на это, учится он с большим желанием, инициативный. В свое время, когда эта инициативность обрастет слоем опыта, будет очень хороший военный руководитель», — рассказывает о Романе Мокряке капитан 2 ранга Александр Гончаров, с которым они служили вместе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Верховная Рада Украины ввела военное положение: где и как будут действовать ограничения

Андрей Артеменко (24 года) — родом из Новоукраинки Кировоградской области. По словам родственников, он заключил уже второй контракт с Военно-морскими силами ВСУ. 26 ноября находился на судне «Бердянск». Отец парня Анатолий Артеменко говорит, что в последний раз общался с сыном 1,5 недели назад. Говорит, тот никогда не рассказывал подробностей:

«Он ничего не рассказывал, единственное сказал: „Папа, смотри телевизор“. Сейчас у меня практически нет информации. Сегодня утром какая-то женщина позвонила его девушке Марине, сообщила, что он тяжело ранен и его увезли или в Керчь, или в Москву. Вот дали мне номер горячей линии, буду звонить туда и уточнять. Сейчас вся информация — по телевидению и интернету».

Девушка Андрея Марина Уманец сказала, что последний раз общалась с ним вечером 23 ноября:

«Перед уходом он говорил, что они должны перебазировать корабль в Бердянск, просто переправить его. Сказал, что будут переходить этот Керченский мост. Было вроде бы разрешение на переход».

Марина также сообщила, что единственное, что ей известно об Андрее — это то, что у него осколочное ранение в области запястья, и он находится в Керченской больнице.

Андрей Артеменко. Фото: СТРАНИЦА В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

Эйдер Андрей (18 лет) — родом из Ивано-Франковской области, член экипажа «Бердянск». Заключил контракт с ВМС ВСУ меньше года назад. В Одессу переехал еще раньше — на учебу. Семья парня большую часть жизни прожила в Одесской области, но уже 6 лет живет в Ивано-Франковской.

Мачеха моряка Евгения Эйдер рассказала Громадскому, что последний раз видела сына, когда он подписал контракт с ВМС ВСУ, в последнее время они общались по телефону и в Facebook. О  его ранении Евгения Эйдер узнала утром от российской журналистки из Москвы.

«Я так же владею информацией, как и все — из открытых источников. Информация есть из российских СМИ и некоторая информация подтверждена через наши связи. Впервые мне о ранении сына сообщила российская журналистка из Москвы. Я знаю, что он ранен, лежит в Керчи, ранения легкие, состояние стабильное», — сказала Евгения Эйдер.

Больше информации пока женщина отказалась обнародовать. Говорит, что держит связь с украинскими военными.

Утром 27 ноября мама Андрея Эйдера сообщила, что накануне вечером он звонил своей девушке, сказал, что его «прооперировали, лежит в больнице, все в порядке».

Андрей Эйдер. Фото: СТРАНИЦА В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

Богдан Небылица (24 года). Во время российской агрессии 25 ноября находился на катере «Никополь». Парень родом из Сумской области. По информации «Радио Свобода», еще подростком мечтал стать моряком, а попав в Севастополь, окончил Военно-морскую академию имени Нахимова. После аннексии Крыма Россией выехал с полуострова, поэтому завершать учебу пришлось уже в Одессе. Для Богдана, выпускника 2016 года, первым местом службы стал ракетный катер «Прилуки». Он был командиром ракетно-артиллерийской боевой части. Позже офицера назначили командиром малого бронированного артиллерийского катера «Никополь».

Когда Богдана спрашивали, не страшно ли ему принимать корабль и брать на себя такую ответственность, он говорил так: «Ответственно. Но грош цена тому офицеру, которого пугает ответственность».

Богдан Небылица. Фото: Радио Свобода

Василий Сорока (27 лет) — родом из Одесской области. Как рассказал Громадскому отец Василия Виктор Сорока, пока ему известно только то, что сын в больнице.

«Знаю то же самое, что и вы — что они в больнице, их прооперировали. Мне позвонили и сказали об этом. Больше ничего не известно. Общались мы последний раз неделю назад, он приезжал в гости. Об этой операции ничего не рассказывал. Люди военные, поэтому выполняют те приказы, которые получают», — рассказал он.

По словам Виктора Сороки, семья постоянно держит связь с командованием.

«Нам сказали — ждать возвращения. Ждем и верим, что все будет хорошо», — добавил он.

На катере «Никополь» также находились 20-летний Вячеслав Зинченко родом из города Кишинёв, 21-летний Сергей Цибизов из Хмельницкой области, 27-летний Сергей Попов из Донецкой области, 24-летний Владислав Костишин из Черкасской области, 47-летний Андрей Опрыско со Львовской области и Иван Драч.

Сергей Цибизов. Фото: СТРАНИЦА В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

Сергей Попов. Фото: СТРАНИЦА В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

На рейдовом буксире «Яны Капу» находились: Олег Мельничук (23 года), Михаил Власюк (34 года), Виктор Безпальченко (31 год), Владимир Терещенко (24 года), Евгений Семидоцкий.

Владимир Терещенко. Фото: СТРАНИЦА В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

Евгений Семидоцкий. Фото: СТРАНИЦА В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

На борту катера «Бердянск» находились также Юрий Безъязычный (28 лет), Богдан Головаш (22 года), Денис Гриценко (34 года).

Юрий Безъязычный. Фото: СТРАНИЦА В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

Богдан Головаш. Фото: СТРАНИЦА В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

Денис Гриценко. Фото: СТРАНИЦА В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

По информации российских СМИ, среди членов экипажа также был и дополнительный личный состав, в частности: Владимир Лисовой, Андрей Шевченко, Владимир Варимез. А также двое контрразведчиков Службы безопасности Украины.

Владимир Варимез. Фото: СТРАНИЦА В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

В то же время 26 ноября в ФСБ России опубликовали видео, на которых трое украинских моряков — Владимир Лисовой, Иван Драч и Сергей Цибизов — якобы признались, что пересекали границу незаконно.

По информации российских СМИ, 27 ноября в Киевском райсуде Севастополя состоится суд над украинскими моряками. Им инкриминируют 322 статью уголовного кодекса РФ — незаконное пересечение границы.

Вместе с тем, согласно третьей Женевской конвенции 1949 года, украинские военные имеют статус военнопленных. По ее нормам, «военнопленных нельзя привлекать к уголовной ответственности в связи с самим фактом их участия в боевых действиях в рамках международного вооруженного конфликта».