UAEN
«Кто, если не мы?»: почему дети становятся активистами, и как к этому относиться
15 марта, 2019
Fa7ef62dcb068a79c
Шведская 16-летняя активистка Грета Танберг (в центре) во время акции в Париже вместе с французскими товарищами. Молодежь призвала мировых лидеров принять срочные меры, чтобы избежать серьезных последствий, связанных с климатическими изменениями. Франция, 22 февраля 2019 года. Фото: EPA-EFE / JULIEN DE ROSA

Люда Корниевич

15 марта десятки тысяч школьников во всем мире, включая Украину, прогуливают уроки. Вместо занятий они выходят на климатический марш по призыву 16-летней шведской девушки. Почему дети во всем мире становятся активистами и как приобщаются к глобальным трендам украинские подростки — в материале Громадского.

Как одиночный протест превратился во всемирное движение

16-летняя шведка Грета Танберг с конца августа по пятницам прогуливала школьные занятия. Вместо них она шла к зданию шведского парламента с плакатом «Школьный забастовка за климат». Девочка призвала чиновников способствовать уменьшению вредных выбросов в атмосферу, как того требует Парижское климатическое соглашение.

Сначала школьница планировала бастовать до выборов в парламент в начале сентября, однако затем решила продолжить эти акции. Ее пригласили выступить на Конференции ООН по климату в декабре прошлого года и на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Грета вдохновила школьников в разных странах, и они стали в последний будний день недели выходить на протесты под хэштегом #FridaysForFuture (Пятницы ради будущего).

А 14 марта стало известно, что Грета Танберг номинирована на Нобелевскую премию мира. Выдвинули активистку двое шведских и трое норвежских политиков.

«Мы выдвинули Грету, потому что климатическая угроза может быть одной из важнейших причин войны и конфликтов. Массовое движение, которое начала Грета, является очень важным вкладом в мир», — сказал представитель Социалистической левой партии в парламенте Норвегии Фредди Овстегод (Freddy André Øvstegård).

Грета признается: к пикетированию шведского парламента ее побудили протесты под названием «Марш за наши жизни», когда американские школьники потребовали более строгого контроля за оружием после стрельбы в школе Флориды прошлого года. Виновником смерти 17 человек стал 19-летний парень, которому удалось легко заполучить себе оружие из-за законов, лояльных к его свободному распространению. Именно ученики школ стали заметной силой, боровшейся против свободного владения оружием. В результате, во Флориде законодатели проголосовали за определенные ограничения продажи и ужесточение правил хранения оружия в штате.

Какие еще дети в мире стали активистами?

Едва ли не самая известная несовершеннолетняя активистка — Малала Юсуфзай, пакистанская правозащитница, выступающая за доступ женщин к образованию во всем мире. В 11 лет она вела блог для ВВС о жизни при режиме талибов, отстаивая право девушек на образование. В 2012 году на нее покушались боевики, однако врачам удалось извлечь пулю из ее головы. Малала продолжила бороться за права женщин, а уже в 17 лет получила Нобелевскую премию мира, став самой молодой из ее лауреатов.

Пакистанська активістка, правозахисниця, лауреатка Нобелівської премії Малала Юсуфзай (в центрі) вперше приїхала до рідних у свою домівку в Мінгорі, відколи вимушена була покинути країну пасля здійстненого замаху на неї, Пакистан, 31 березня 2018 року

Пакистанская активистка, правозащитница, лауреат Нобелевской премии Юсуфзай (в центре) впервые приехала к родным в свой дом в Мингоре, с тех пор, как была вынуждена покинуть страну после совершенного на нее покушения, Пакистан, 31 марта 2018 года. Фото: EPA-EFE / FARIDULLAH

Ахеда Тамими — палестинская тинейджерка, отбывшая восемь месяцев в тюрьме за то, что дала пощечину израильскому солдату. Внук экс-президента Южно-Африканской республики Нельсона Манделы приглашал ее в ЮАР, чтобы вручить награду за смелость, а итальянские художники нарисовали портрет Ахеда на стене, разделяющей Израиль и Палестину. После освобождения из тюрьмы девушка сказала: «Сопротивление продолжается, пока оккупация не будет снята». Так 17-летняя Ахеда стала символом сопротивления палестинцев против властей Израиля. Она вместе со своей большой семьей проживает в поселении Наби Салех, вокруг которого продолжается давнишний конфликт из-за соседнего израильского поселения. Теперь девушка планирует изучать право, чтобы привлечь к ответственности тех, кто «нарушает права ее народа».

Палестинська тінейджерка-активістка Ахед Тамімі (в центрі), яка відсиділа вісім місяців у ізраїльській в'язниці за те, що дала ляпаса ізраїльському військовому, фотографується з туніською музичною групою в Тунісі, 2 жовтня 2018 року

Палестинская тинейджерка-активистка Ахеда Тамими (в центре), отсидевшая восемь месяцев в израильской тюрьме за то, что дала пощечину израильскому военному, фотографируется с тунисской музыкальной группой в Тунисе, 2 октября 2018 года. Фото: EPA-EFE / MOHAMED MESSARA

Чем занимаются украинские дети-активисты?

Диане Кравченко 15 лет. Она начала заниматься волонтерством в 13. Вспоминает: в восьмом классе поняла, что ничем не интересуется и что у нее нет хобби. Девушка присоединилась к благотворительной организации «Молодежь за мир», которая помогает бездомным и малообеспеченным пожилым людям.

«Когда я хотела сделать свой проект, ко мне просто подошли и сказали: Диана, тебе только 14 лет. Ты действительно хочешь организовывать этот лагерь?», — рассказывает она об опыте работы в другой организации. Несмотря на это, она уже два года занимается благотворительностью и даже основала собственный проект People.Hack Your Future, для которого пишет интервью, мотивирующие на свершения других.

Диана считает, что молодежь способна «изменить очень многое». «Кто, если не мы?», — спрашивает она.

Даниилу Столбунову — 21, он начал заниматься активизмом еще в 17. Шутит, что шаг этот был вынужденный, ведь парень имеет ВИЧ-положительный статус. Он соучредитель молодежной организации «TEENERGIZER!», которая информирует молодежь о жизни с ВИЧ, консультирует тех, кто узнал о своем статусе.

«Я психологически победил ВИЧ — и подумал, что могу помогать таким же подросткам, как и я, в разных странах мира», — говорит Даниил.

Он считает, что подростки не должны сидеть и ждать, пока кто-то побудит их к действиям. Однако, признает, что такой активизм встречает значительное сопротивление в украинских реалиях.

«У нас в стране глубоко закоренелый эйджизм. Ведь, сколько бы ты всего ни делал, не реализовывал проектов, что бы ты не менял, первое, с чем ты будешь сталкиваться — это то, что тебя будут смотреть как на подростка. Тебя не будут воспринимать как профессионала, — говорит он. — Мы как граждане должны брать на себя ответственность за местную общину, район, окружение».

В Украине подростковый и детский активизм поддерживается на уровне государства — хотя Даниил рассказывает, что эта поддержку не всегда ощутима. Закон Украины «О молодежных и детских общественных организациях» не ограничивает право ребенка на свободу ассоциаций и собраний, однако «закон об охране детства» запрещает создавать политические или религиозные организации. В 2017 году правительство предоставило финансовую поддержку детским и молодежным ассоциациям на сумму 535,5 млн гривен ($19,8 млн), рассказала Громадскому заместитель директора по научной работе Государственного института семейной и молодежной политики Наталья Тиликина.

По результатам исследования «Молодежь Украины — 2018», только 18,5% молодежи были вовлечены в деятельность в общественном секторе — с 2015 года этот показатель снизился почти вдвое. По мнению представителей молодежи, основными причинами этого является нехватка времени, отсутствие информации об организациях, к которым можно присоединиться, а также нежелание быть использованными нечистоплотными политическими лидерами.

Как взрослые реагируют на подростковый активизм

По словам Дианы, родители поддерживают ее — однако с осторожностью.

«Моя мама относится к этому вроде и хорошо, но она также полагает, что это мешает школе. Это отчасти правда: если ты много времени тратишь на общественную деятельность, то у тебя времени на учебу не остается», — рассказывает Диана. Однако ей удается балансировать между школой и волонтерской работой, хотя сама девушка признается, что порой это бывает очень сложно.

Даниил, в свою очередь, вспоминает, что сначала родители не слишком поддерживали его общественную деятельность. «Но когда поняли, насколько для меня это важно, то изменили свое мнение», — говорит он.

Волонтерка благодійної організації «Молодь за мир» Діана Кравченко (ліворуч) та співзасновник молодіжної організації «TEENERGIZER!» Данило Столбунов, Київ, 11 березня 2019 року

Волонтер благотворительной организации «Молодежь за мир» Диана Кравченко (слева) и соучредитель молодежной организации «TEENERGIZER» Даниил Столбунов, Киев, 11 марта 2019 года. Фото: Громадское

«Участие молодежи в волонтерской деятельности является чрезвычайно важным, но сегодня такая гражданская активность не развита в молодежной среде. После роста активности волонтерского движения после Революции Достоинства в Украине этот показатель снижается», — говорит Наталья Тиликина.

Но возникает вопрос — способны ли молодые активисты отличить правду от манипуляции, противостоять системе так, чтобы их не использовали — и вообще понять все тонкости и процессы явлений, против которых или за которые они борются?

«Как я это вижу, хороший активист должен быть уверен, но готов выслушать, способным разграничить неправильное от правильного, понимая субъективность и нюансы. Способны на такое дети?», — вопрошает автор статьи о детском активизме на CNN.

Дети — вряд ли, считает глава Украинской ассоциации врачей-психологов Богдан Божук.

«Для ребенка ведущей деятельностью является игровая, а значит собственных мотивов участвовать в общественной деятельности у детей быть не может. Скорее всего, они просто выполняют волю родителей или других значимых взрослых. И польза для ребенка здесь практически отсутствует», — говорит он.

С подростками ситуация несколько иная, считает психолог, поскольку, занимаясь активизмом, подросток может развить определенные черты и навыки, сформировать собственную личность. Однако, когда это происходит под влиянием взрослых — такая деятельность может и навредить.

«Если подросток попал под влияние и его просто используют с целью количественного наполнения акции, бесплатной рабочей силы или для различных провокаций (в том числе силовых) — это недопустимо и вредно. А если подросток в будущем мечтает стать политиком или активистом, то это поможет ему развить нужные навыки», — считает эксперт.

Дети или подростки приобщаются к организациям, которые создали взрослые, или развивают собственные инициативы. Некоторые критики называли климатические протесты школьников «заговором», кто-то говорил, что их используют взрослые. Однако Грета Танберг, которая и вдохновила молодежь на протесты, не находилась под влиянием своих родителей, а напротив — влияла на них.

«Некоторые люди говорят, что мои родители промыли мне мозги, но все было как раз иначе: я промыла им мозги. Я убедила их не летать [на самолетах] и перестать есть мясо», — рассказала она.

Этот материал также доступен на украинском языке