UAEN
Культурная дипломатия: Украинскому институту грозит недофинансирование
20 ноября, 2018

Татьяна Огаркова

Украинцы часто жалуются, что Украина — это «белое пятно» на европейской карте. Но делаем ли мы хоть что-то, чтобы это исправить? Для того, чтобы голос страны слышали в мире, существует культурная дипломатия.

Западные страны уже давно развивают модель подобных культурных институтов: в Германии есть Гете-институт, во Франции — Французский институт, в Польше — Институт имени Адама Мицкевича.

В Украине только на 27-м году независимости наконец появился аналог — Украинский институт. Это государственная организация, которую создали под эгидой Министерства иностранных дел. Работу она начала в августе 2018 года. Но сразу появились и сложности. Прежде всего — недофинансирование.

О молодом Украинском институте и вызовах, с которыми ему уже пришлось столкнуться, Громадское поговорило с генеральным директором Владимиром Шейко. Ниже — главные тезисы разговора.

Украина должна стать заметной

Наша мечта простая: чтобы об Украине больше узнали в мире. Чтобы мы перестали быть «белым пятном» на карте Европы, чтобы наша культура в широком смысле этого слова воспринималась на равных среди других наших соседей и других стран, чтобы Украина была субъектом, а не объектом в международных отношениях. Это, конечно, большая амбиция, амбиция не только моя, но и большого количества людей, которые создавали институт. Это, безусловно, и Министерство иностранных дел, но такжеи те, кто приобщался к формированию идеи и концепции, изучали опыт других стран. Это, конечно, долгосрочная перспектива, ведь Украина только на 27-м году независимости создает такой ​​институт. В других странах они существуют уже десятки, а то и более ста лет.

Мечта и амбиция на ближайшие несколько лет — построить международную сеть института, открывать его зарубежные филиалы, которые будут точками присутствия культурной дипломатии Украины в мире.

Конечно, нужно понимать возможности украинских институтов, деятелей культуры, образования, науки, которые могут стать источником замечательного контента, который представит Украину в мире. Также надо основательно подойти к изучению потребностей зарубежных аудиторий. Ведь не секрет, что многое из того, как мы хотим о себе говорить, не всегда готовы за рубежом слушать. Надо учитывать, на каком языке надо говорить с людьми.

Генеральный директор Украинского института Владимир Шейко в студии Громадского, Киев, 13 ноября 2018 года. Фото: ВЛАДИСЛАВ ДУБЧАК/ГРОМАДСКОЕ

Инструмент влияния на симпатии к Украине

Нам хотелось бы достичь максимально широкой аудитории, которая, инструментально говоря, формирует социологию относительно восприятия Украины в мире. Безусловно важны люди, которые принимают решения, в том числе и политические. Это дипломатический корпус, политики, деятели в сфере культуры, которые тоже часто знают мало или не знают об Украине ничего, или традиционно работают с другими странами. Это также люди, которые здесь никогда не были и которых также нужно склонять на свою сторону и больше о себе рассказывать.

Это часть политических задач Украины, ведь Украинский институт как учреждение является частью политической функции государства. В то же время я не хотел бы слишком инструментализировать нашу работу, потому что культурная и публичная дипломатия являются инструментами силы, которая не предусматривает непосредственного политического влияния или получения политических дивидендов. Это инструмент влияния на общественное мнение, на симпатии к стране, понимание страны, то есть то, чего нам очень не хватает.

Какие страны в приоритете?

На первом этапе расширения сети института приоритетными странами являются Польша, Германия и Франция, как ключевые политические центры Европы, важные партнеры Украины. Мы для себя в первый год-два работы расширили эту географию до 10-12 стран, которые также охватывают и Северную Америку, и другие страны Европы, и даже азиатские страны. В Азии Украина меньше представлена, чем в Европе, и здесь можно даже без открытия филиала осуществлять проектную деятельность. То есть организовывать события, мероприятия, проекты, представляя украинскую культуру с помощью зарубежных дипломатических учреждений Украины, украинской диаспоры и локальных институтов, которым Украина интересна как тема, как территория.

Почему Украина может быть интересна за границей?

Прежде всего мы интересны тем, что мы очень молодая и динамичная культура, которая является зеркалом тех удивительных процессов, которые происходят в Украине несколько лет. Это еще один способ лучше узнать, о чем переживают украинцы в постмайданные года и с какими вызовами сталкиваются. Все это отражается в культурных процессах, в современном театре, литературе, кино, визуальном искусстве.

В этом смысле современное искусство очень мобильное, оно действительно очень быстро отражает эти изменения в обществе, и этим мы сможем быть интересными миру, ведь фактически язык, которым искусство сейчас проговаривается — это универсальный язык, который будет понятен другим, несмотря на территории, регионы.

Свидетельством этого являются наши многочисленные беседы с потенциальными зарубежными партнерами. Поэтому Украина интересна именно благодаря тому, что люди хотят увидеть, как здесь живут, о чем волнуются, как переосмысливают себя.

Генеральный директор Украинского института Владимир Шейко в студии Громадского, Киев, 13 ноября 2018 года. Фото: ВЛАДИСЛАВ ДУБЧАК/ГРОМАДСКОЕ

Языковой вопрос

Одной из задач украинского института является популяризация украинского языка за рубежом. В многолетней перспективе планируем открывать школы, курсы украинского языка для тех, кому он может понадобиться для обучения в Украине, для работы и для украинской общины за рубежом, которая часто страдает от отсутствия возможности научить детей родному языку и таким образом сохранить свою идентичность.

Что грозит институту сегодня?

Проблема в том, что это совершенно новая институция, которая начала работу в этом году в августе, после моего назначения. И сразу же мы поняли, что нет взаимопонимания среди политиков и общественности. Из-за этого институту в следующем году грозит недофинансирование, которое не позволит полноценно работать. Поэтому мы с министром иностранных дел Павлом Климкиным и председателем наблюдательного совета Ириной Подоляк решили публично заявить о наших планах, амбициях и потребностях, и попросить поддержки у общественности и у тех, от кого зависит будущее финансирование института.

Сейчас в проекте закона о государственном бюджете заложили 10,5 млн ($380 тыс.). Этого критически мало даже для содержания штата и обеспечения базовой деятельности института. На следующий год мы просили 90 млн ($3,5 млн). Этого должно хватить на довольно объемную программу мероприятий и на открытие первых зарубежных филиалов института.

Сейчас мы находимся в бюджетном процессе, он должен пройти несколько редакций. Конечно, многое зависит от депутатов и правительства, которое должно бюджет согласовать и принять. Нам важно донести информацию, что это за институция и почему она нужна именно сейчас для защиты интересов страны средствами культурной дипломатии. Мне кажется, что мы можем быть в этом смысле убедительными и склонить на свою сторону тех, от кого это зависит.

Этот материал также доступен на украинском языке.