UAEN
«Киллер» или доброволец: почему украинца Маркова обвиняют в убийстве итальянского фотокора
6 июля, 2017
1be9afedb2130144d
Акция в поддержку украинского военного Виталия Маркова у посольства Италии в Киеве Фото: Владимир Гонтарь / УНИАН

Текст: Анна Тохмахчи /Игорь Бурдыга/Настя Станко/Ольга Токарюк

Итальянские СМИ уже успели окрестить украинского военного Виталия Маркова «киллером». Его арестовали в Италии 30 июня. Нацгвардийца подозревают в убийстве итальянского фотографа Андреа Роккелли, погибшего в 2014 году на востоке Украины вблизи Славянска, в то время оккупированного боевиками «ДНР». Автомобиль, в котором ехал итальянец вместе с коллегами и переводчиком, попал под минометный обстрел возле поселка Александровка. Роккелли и его переводчик погибли, французский фотограф получил ранения.

В украинской прокуратуре «удивились» аресту Маркова, который в 2014-м служил в батальоне им. Кульчицкого, и сообщили, что не получали ни одного запроса или уведомления о его задержании. Впрочем, пообещали выяснить обстоятельства задержания украинца.

Раффаэле Делла Валле, адвокат Виталия Маркова, сказал в телефонном разговоре с корреспондентом Громадского вечером 5 июля, что еще не общался со своим клиентом и впервые увидит его завтра, 6 июля. Он подтвердил информацию о том, что обвинение против Маркова основываются на показаниях двух итальянских журналистов.

«Это действительно довольно мало. События происходили в условиях войны, ситуация была довольно сложная. Здесь не так просто определить виновного – это не просто один человек выстрелил и убил другого. Надо услышать свидетельства украинской стороны, понять, какие позиции занимали украинские военные, кто и откуда стрелял. Нужно будет провести тщательное следствие, мы намерены в ближайшее время связаться с украинскими властями для этого».

По словам адвоката, защита Маркова собирается сотрудничать, в частности, с Министерством обороны Украины.

Громадское пообщалось с сослуживцами, военными и адвокатами сторон, чтобы выяснить, почему Виталия Маркова задержали и почему именно его подозревают в убийстве фотографа.

Паспорт и личные вещи 30-летнего итальянского фотокорреспондента Андреа Роккелли, вблизи его места гибели в 2014 году на востоке Украины недалеко от оккупированного в то время боевиками Славянска Фото: EPA

В чем обвиняют украинского военного Виталия Маркова

Сослуживцы Виталия Маркова передали Громадскому произвольный перевод обвинительного акта. В нем говорится о том, что Марков, будучи «членом группы автономных и нерегулярных боевиков» совершил действия криминального характера «сознательно спровоцировав смерть гражданина Италии Андреа Роккелли, направляя на него первые несколько очередей выстрелов из огнестрельного оружия, а затем, после того как потерпевший скрылся в ров, пытаясь спастись, сделал около 20 минометных выстрелов…»

В тексте также говорится, в частности, о том, что Маркова обвиняют в умышленном убийстве итальянского журналиста, его переводчика россиянина Андрея Миронова, и ранении их коллеги, французского фотокора Уильяма Роглана.


Андреа Роккелли (справа) и его переводчик Андрей Миронов в Славянске 24 апреля 2014 (архивное фото) Фото: Ansa / Cesura / Micalizzi

Громадское пообщалось с сослуживцами и знакомыми Виталия Маркова, которые в мае 2014 были на горе Карачун или в составе батальона им. Кульчицкого и осведомлены в боевой ситуации на том участке фронта.

Военный из батальона им. Кульчицкого, который попросил Громадское не называть его имени, рассказал, что в то время в батальоне Виталий был обычным рядовым. Заместителем командира роты он стал значительно позже. По мнению нашего собеседника, обвинение итальянской стороны основывается на лжи, ибо батальон Кульчицкого на тот момент не был добровольческим или незаконным, а подчинялся Национальной Гвардии Украины:

«Мы были в составе Нацгвардии, это единственный бат, который создался в то время на базе Нацгвардии. Мы были резервистами, имели удостоверения, датированные 14.03.2014, и мы были в командировке в зоне АТО».

По его словам, украинские военные не могли расстрелять машину с журналистами даже случайно, потому минометов на вооружении в армии тогда не было. Об этом также говорится и в официальном заявлении Нацгвардии. На тот момент, по словам военного, они сами были в оцеплении на горе Карачун близ Славянска. А из оружия имели автоматы, гранаты и гранатомет, который не достал бы с горы Карачун до поселка Александровка, который на тот момент контролировалось боевиками.

«Мы блокировали дорогу вокруг Славянска и были фактически в окружении на Карачуне, делать вылазки не могли. У нас даже не было минометов, мы только с полигона в Павлограде приехали».

Такую же версию рассказал Громадскому Мирослав Гай, который тоже воевал с 1-м батальоном Нацгвардии возле Славянска:

«Это была группа из тридцати человек, нас забросили 2 мая из 95-й бригадой ВСУ на Карачун, потому что нас обстреливали, мы были вынуждены отойти на Карачун. Из стрелкового оружия у нас были только автоматы, минометы в Нацгвардии появились только в 2016 году. От Карачун в Славянск дистанция более 2 километров, АК (автомат Калашникова – ред.) просто не попал бы туда. Максимальная дистанция – это 400 метров максимум. Вооруженные силы стреляли, но только в ответ, и когда видели, куда стрелять».

Юрий Касьянов – волонтер «Армия SOS» – одним из первых ездил на гору Карачун и помогал, в том числе 1-му батальону Нацгвардии (по состоянию на 24 мая 2014 – генерал Кульчицкий еще был жив, и батальон еще не носил его имени) и 95-й бригаде ВСУ, которая также там базировалась. Касьянов утверждает, что неоднократно видел Маркова на горе Карачун, но ни он, никто-либо другой из батальона Нацгвардии доступа к минометам не имел, артиллерию вообще имела только 95-я бригада. Также Касьянов утверждает, что Марков даже стрелять не умел:

«Там была очень жесткая иерархия, и 95-я бригада бы не подпустила к себе добробатовцев, а Марков вообще стрелять не умел», – говорит волонтер.

Виталий Марков на горе Карачун под Славянском 31 мая 2014 (архивное фото) Фото: страница Юрия Касьянова в facebook

Версия Украины и Италии о событиях на горе Карачун в мае 2014

После гибели итальянского фотокорреспондента, украинские правоохранители начали следствие, которое ведется до сих пор, рассказал в комментарии Громадскому заместитель Генерального прокурора Евгений Енин. Итальянские следователи получали от украинских документы, собранные во время следствия, о том, что невозможно точно установить из какого оружия и под каким углом были выпущены снаряды, потому что из-за активных боевых действий и перемещения военных следов не осталось. Каким образом прокуратура Италии установила подозреваемым в гибели именно Виталия Маркова – непонятно, говорит Енин:

«Установить ни одну конкретную личность с любой стороны не удалось, эти территории были возвращены через несколько месяцев под украинский контроль, поэтому провести всестороннее расследование по горячим следам оказалось невозможным. Следствие все еще ведется управлением СБУ в Донецкой области. Допросили водителя, услугами которого пользовался Роккелли, и провели трассологические экспертизы (определение обстоятельств гибели человека при взрыве - ред.)».

Следствие Италии, по словам заместителя Генерального прокурора, опирается на показания французского журналиста, который был в машине вместе с Роккелли и утверждает, что видел, откуда велся обстрел, «что очень сомнительно, потому что человек в таком состоянии мог и ошибиться, и не является профессионалом в этом деле».

О минометном обстреле написали украинские СМИ уже на следующий день после гибели журналиста – 25 мая 2014. Со ссылкой на волонтеров отмечалось, что минометы украинские военные не применяли.

Главный свидетель по делу гибели Андреа Роккелли – французский журналист Уильям Роглон, в течение 10 часов свидетельствовал перед итальянскими властями. В мае 2014 года в интервью французской газете Le Monde он рассказал, что 24 мая 2014 вечером журналисты, Миронов и их водитель попали под минометный обстрел. Они покинули машину и залегли в кювете. Упало от 40 до 60 снарядов. Одна из мин разорвалась прямо в кювете. Роглон получил осколочные ранения ног.

Оля Морван – фотограф, которая общалась с этим французским журналистом, рассказала Громадскому, что Уильям Роглон позвонил ей 25 мая 2014 года из больницы и сказал, что «за Роккелли надо вызвать скорую».

Громадское пытается связаться с французским журналистом и свидетелем обстрела и гибели коллеги Андреа Роккелли, но пока Уильям Роглон на связь не выходит.

Главный свидетель по делу Роккелли - французский журналист Уильям Роглон, который был ранен в день гибели Андреа и его переводчика Миронова screenshot с видео

Версия Италии

Итальянские медиа обвиняют украинских правоохранителей в «неудовлетворительных результатах расследования», и в том, что гибель Роккелли Украина признала «сопутствующими потерями (collateral damage) в войне, за которые никто не несет прямой ответственности».

Прокуратура Павии сотрудничает с семьей Роккелли. Их адвокат Алессандра Баллерини заявила: «Украинское расследование ни к чему не привело, тамошний суд смог лишь подтвердить факт нарушения Европейской конвенции по правам человека». Итальянская прокуратура по настоянию семьи Роккелли и их адвоката открыла новое производство по этому делу в мае 2017 года. Прокуратура Павии, которая ведет это дело, считает, что убийство Роккелли и Миронова не было случайностью, а спланированным актом».

Телеканал RАИ1 выпустил в эфир сюжет, в котором была цитата Маркова о том, что украинские военные якобы «стреляли во всех подряд». На самом деле цитату вырвали из контекста. Он говорил о событиях на Майдане в эфире телеканала «СТБ» еще за месяц до убийства Роккелли. Италоязычная редакция «СтопФейк» пишет о некоторых манипуляциях итальянских СМИ.

По информации тех же итальянских СМИ, в сообщении об аресте Маркова говорится, что одним из оснований для его задержания стали показания итальянских журналистов Иларии Морани и Марчелло Фаучи. В своей статье для Corriere della Sera они цитируют Маркова, который в телефонном разговоре в день гибели Роккелли сказал им:

«Здесь не до шуток, не стоит приближаться. Мы обычно не стреляем в направлении города и мирных жителей, но как только видим движение, заряжаем тяжелую артиллерию. Так произошло с автомобилем двух журналистов и их переводчика. Мы отсюда стреляем на расстояние полутора километров».

Раффаэле Делла Валле, адвокат Маркова, заявил, что возмущен реакцией итальянских СМИ, еще до начала суда назвали его подопечного «киллером»:

«Это шакалы, а не журналисты, – сказал Делла Валле. – Я надеюсь, что атмосфера, созданная прессой, не повлияет на решение судей. Но несомненно, реакция медиа выходит за любые рамки. Речь идет о совершенно неопределенной ситуации в зоне ведения военных действий, а медиа уже кричат о виновном. Нельзя судить человека в телевизоре, для этого есть компетентные органы».

Акция в поддержку украинского военного Виталия Маркова у посольства Италии в Киеве Фото: Владимир Гонтарь / УНИАН

Почему Марков?

Виталий Марков является гражданином Италии. Об этом Генпрокуратура узнала из ордера на арест, который выдали украинскому военному при задержании.

Сослуживцы Виталия Маркова считают, что задержали именно его то ли по ошибке, то ли из-за публичности в Украине – Марков ходил на прямые эфиры, раздавал интервью. Родом он из Тернопольской области, в Италию ехал к матери, которая там живет и работает. Парень и сам жил в Италии, но, когда начался Майдан, вернулся в Украину.

Рино Роккелли, отец погибшего Андреа Роккелли, в интервью изданию «Новая Газета» рассказал об известных ему деталях следствия и намекнул, что Марков много знает:

«Все, что мне известно, я знаю от итальянской полиции. В Италии следствие контактирует со мной. Сейчас я точно могу утверждать: этот человек, Виталий Марков, очень много знает, с ним сейчас работает следствие. У Маркова много родственников в Италии, его арестовали здесь. Известно, что он служил в украинской армии добровольцем. Все мы понимаем, что в артобстреле участвовал не он один. С Украиной я никак не контактирую по этому вопросу, официального статуса в связи с тем, что произошло, у меня там нет. Все, что могу сказать – это расследование провела Италия. И я склонен ему доверять, как более независимому, чем если бы его выполнила одна из сторон военного конфликта».

Громадское продолжает следить за делом задержанного в Италии украинского военного Виталия Маркова, а также пытается связаться с его адвокатами и семьей.