UAEN
«Make Assyria great again» — Трамп, Путин и беженцы в премьере Серебренникова в Гамбургской опере
11 марта, 2019

Наталья Гуменюк

10 марта в Гамбурге состоялась премьера оперы Верди «Набукко», которую поставил Кирилл Серебренников. Опера, которая написана 170 лет назад и посвящена событиям двухтысячной давности, в интерпретации российского режиссера изображает потери современных беженцев и поступки политиков, которые демонизируют мигрантов. О том, как прошла премьера — в материале Громадского.

Режиссер ставит оперу, будучи под домашним арестом, передавая видеообращение актерам через адвоката. Сирийские беженцы со сцены выполняют «Хор рабов» на музыку Верди. Реальное путешествие искателей убежища с Ближнего Востока в Европу в фотографиях лауреата Пулитцеровской премии — как иллюстрация к произведению, действие которого происходит две с половиной тысячи лет назад. Это только небольшая часть особенностей этой необычной постановки.

Репетиции через адвоката

«Я думала, режиссер будет общаться с нами по Скайпу. Но, оказывается, ему запрещено пользоваться интернетом, он может только отправлять обращения через адвоката, которые предварительно утверждают. И так же адвокат отсылает ему записи репетиций», — говорит Громадскому Оксана Дикая, украинская оперная дива, солистка итальянской Ла Скала. В этом спектакле с международным составом актеров у нее одна из ключевых ролей — Абигайль, дочь вавилонского царя Набукко.

Это вторая международная премьера режиссера, который сидит под арестом. В 2018 году на Каннском фестивале режиссер представил фильм «Лето», который домонтировал сам из дома. Против Серебренникова в России ведется судебный процесс. Художника обвиняют в нецелесообразном использовании средств, одновременно его театральные представления считаются неудобными для действующей российской власти.

На защиту художника встали ключевые российские актеры. Даже во время судебного процесса, который начался летом 2017 года, не разрешали пользоваться телефоном и говорить с кем-то, кроме адвоката. Поэтому юрист Евгений Кулагин считается сорежиссером оперы.

Прем'єра опери Верді «Набукко» у постановці режисера Кирила Серебренникова у Гамбурзі, Німеччина, 10 березня 2019 року

Премьера оперы Верди «Набукко» в постановке режиссера Кирилла Серебренникова в Гамбурге, Германия, 10 марта 2019 года. Фото: Наталья Гуменюк/Громадское

Українська оперна співачка, виконавиця партії Абігайл в опері «Набукко» Оксана Дика після прем'єри у Гамбурзі, Німеччина, 10 березня 2019 року

Украинская оперная певица, исполнительница партии Абигайль в опере «Набукко» Оксана Дикая после премьеры в Гамбурге, Германия, 10 марта 2019 года. Фото: Наталья Гуменюк/Громадское

Вместо Вавилона — Совбез ООН

«Набукко» Верди рассказывает о преследовании евреев в Вавилоне, а также о борьбе двух лагерей — мира и войны. На сцене Гамбурга — антиутопия. Вместо Вавилона шестого века до нашей эры — Совет Безопасности ООН, который решает мировой кризис беженцев. На сцене — политики, переводчики, журналисты, которые ведут прямые трансляций. Слышим арии с трибуны, а на экранах видим видеокадры реальных антимигрантских демонстраций, происходящих в мире. Например, бросающиеся в глаза изображения немецкой ультраправой партии «Пегида».

Бегущая строка объясняет, что Набукко возглавляет партию «Единая Ассирия», что, конечно, должно напомнить о путинской «Единой России». Он авторитарный политик, разрывает все международные соглашения и поддерживает изоляционизм. Лозунг же партии — «Ассирия превыше всего», а дочь Набукко обещает, что народ Ассирии должен быть «снова величественным», что является прямой отсылкой к предвыборному лозунгу президента Трампа «Make America great again».

Став главой государства вместо больного отца, Абигайль издает декрет, который приказывает убить всех лиц, утративших гражданство. В войне, которая основана на амбициях и личных драмах ключевых героев, беженцы — удобные жертвы. Их объявляют захватчиками. И если постановка символическая и показывает крайности, то на сцене демонстрируются фотографии реальных беженцев, сделанные Сергеем Пономаревым — лауреатом Пулитцеровской премии и World Press Photo 2016-го.

Прем'єра опери Верді «Набукко» у постановці режисера Кирила Серебренникова у Гамбурзі, Німеччина, 10 березня 2019 року

Премьера оперы Верди «Набукко» в постановке режиссера Кирилла Серебренникова в Гамбурге, Германия, 10 марта 2019 года. Фото: Наталья Гуменюк/Громадское

За несколько часов до премьеры оперы выходит и книга фотографий Сергея Пономарева Exodus — результат четырех лет его путешествий от разбомбленной Сирии до греческого Лесбоса, где размещены лагеря беженцев, от сел Словении и Венгрии — до социальных домов в Германии и Швеции.

«Мне важно, что книга также выходит за несколько месяцев до майских выборов в Европарламент и, возможно, может повлиять на общественное мнение европейцев», — говорит Громадскому фотограф. И объясняет, что современный мир перегружен информацией, и немало важных новостей забываются на следующий же день. Поэтому журналистам, которых задела история беженцев, очень бы хотелось выйти за пределы новостей и показать это другой публике.

«Это отдельная веха в 21-м веке — когда с помощью современных технологий режиссер, который находится не на свободе, создает что-то в отрыве от труппы. Я благодарен Кириллу Серебренникову за приглашение, но также считаю это огромным достижением фотожурналистики, что она вышла на другие сцены, а военные фотографии смотрят зрители наиболее традиционного высокого искусства — оперы», — добавляет Пономарев.

Российский фотограф Сергей Пономарев (в центре) — автор фотокниги Exodus, из которой были взяты иллюстрации для оперы «Набукко», Гамбург, Германия, 10 марта 2019 года. Наталья Гуменюк / Громадское

Премьера оперы Верди «Набукко» в постановке режиссера Кирилла Серебренникова в Гамбурге, Германия, 10 марта 2019 года. На фотографии на стенде — режиссер Кирилл Серебренников, который находится под домашним арестом в Москве. Наталья Гуменюк / Громадское

На сцене — настоящие беженцы

В этой постановке намеки на Трампа и Путина, антураж Совета Безопасности ООН, за круглым столом которого под щелканье фотоаппаратов разваливается мировой правовой порядок — максимально актуальны, они о «здесь и сейчас». На экран выведены фотографии беженцев, которые пешком с детьми идут сотни километров через европейские деревни, под классическое исполнение оперы Верди, где говорится о войнах и лишениях более чем двухтысячной давности, дают более широкий контекст. Сколько бы времени ни прошло, война и горе изменились мало.

Кульминация спектакля — известная ария оперы «Хор рабов». Сначала в исполнении оперных певцов, тогда как на сцену выходят реальные беженцы из Афганистана и Сирии, которые перебрались в Германию. С пледами, палатками, сумками, в современной одежде. Впоследствии композиция исполняется второй раз — уже в сопровождении сирийских народных инструментов — теперь «Хор рабов» поют сами искатели убежища.

Еще одна кульминация — отнюдь не художественная — после десятиминутных непрерывных оваций на сцену выбегают несколько участников «Гоголь-центра», которые присоединились к постановке, с плакатом «Free Kirill» — «Свободу Кириллу».

После спектакля зрителям на стенах фойе показывают записанное обращение режиссера к публике — сначала благодарности Государственной опере Гамбурга, зрителям, актерам.

Последняя благодарность — не певцам или музыкантам. Серебренников перечисляет имена беженцев, которые участвовали в постановке. «Абаде, Али, Джошуа, Кейван, Халид, Шамаль, Бахтияр, Саид, Асма...», — звучит каждое из более чем сорока имен тех, кого сам режиссер-арестант никогда не имел шанса увидеть вживую.

Видеообращение российского режиссера Кирилла Серебренникова, который находится под домашним арестом в Москве. В своем обращении режиссер рассказал слушателям оперы «Набукко» о злоключениях беженцев в современном мире. Гамбург, Германия, 10 марта 2019. Наталья Гуменюк / Громадское