UAEN
На пути из ИГИЛ: как бывшие боевики «Исламского государства» оказываются в Украине
17 июля, 2017

Автор: Екатерина Сергацкова

На территории Украины может скрываться несколько сотен иностранцев, которые участвовали в боевых действиях в составе «Исламского государства» в Сирии и Ираке. Такие цифры называет сразу несколько источников в салафитских кругах. Корреспондентка Громадского исследовала, какую роль играет Украина в среде боевиков, уезжающих воевать за «ИГ», или возвращающихся из ее рядов.

ИГИЛ появился в 2014 году в ходе войны в Ираке, а затем — в процессе борьбы оппозиции в Сирии с режимом президента Башара Асада. Боевики захватили часть территории северо-восточной Сирии и северо-западного Ирака, а 30 июня того же года лидер ИГИЛ Абубакр Аль-Багдади провозгласил Халифат в главной мечети Мосула. На призывы игиловцев откликнулись приверженцы ислама салафитского толка по всему миру. Довольно серьезную их часть — до 4 тысяч человек  — составили выходцы с российского Северного Кавказа, Узбекистана, Казахстана и других постсоветских регионов с авторитарным политическим режимом. Одной из главных задач, которую им нужно было решить, чтобы присоединиться к ИГИЛ, — попасть на территорию, контролируемую боевиками.

Двое бывших игиловцев, с которыми удалось встретиться корреспондентке Громадского, рассказали в интервью, что большинство выходцев из постсоветских стран, которых они встречали, попали в ИГИЛ через юг Турции. Многие автобусом либо машиной из города Газиантепа добирались к пограничному пункту и там нелегально переходили границу.

До начала 2016 года перемещаться между Турцией и территорией ИГИЛ в Сирии было относительно легко. Турецкие пограничники часто закрывали глаза на тех, кто пытался нелегально проникнуть за колючую проволоку. После теракта в аэропорту Стамбула 28 июня 2016 и начала «оттепели» в отношениях между президентом Турции Рэджепом Эрдоганом и российским президентом Владимиром Путиным ситуация изменилась. «Коридор» для желающих ехать воевать за ИГИЛ закрылся.

Более актуальным стало другое направление: назад, в Турцию. Это произошло в связи с тем, что многие мусульмане, побывав в рядах ИГИЛ, разочаровались в «Исламском государстве».

Бывшие игиловцы из города Газиантеп автобусом или машиной добирались до пограничного пункта и там нелегально пересекали границу (на фото - турецкий город Газиантеп, расположенный на границе с Сирией) Фото: EPA / SEDAT SUNA

Оба героя наших публикаций рассказывали о том, что решили сбежать из ИГИЛ после того, как увидели, как боевики пытают и убивают мусульман и при этом сами ведут «неправедный» образ жизни. Оба героя в конечном счете оказались на территории Украины. Среди причин, которые подтолкнули их выбрать именно эту страну, они называют родственный язык, убеждение, что Украина не выдает иностранцев странам происхождения (хотя в реальности все несколько иначе), нейтральное отношение к мусульманам в обществе, а также простоту получения поддельных документов для того, чтобы иметь возможность без проблем перемещаться дальше.

Но есть еще одна важная причина. «Украина является временным пристанищем для тех, кого поймали в Турции и выслали в Украину», — говорит Абу Мансур Ногайский, выходец из Ставропольского края (той его части, примыкающей к Дагестану, где проживает ногайский этнос) и один из лидеров ногайской общины в Турции.

Абу Мансур известен в религиозных кругах как человек, который отговаривает мусульман из России и других постсоветских стран от участия в боевых действиях за ИГИЛ. По его оценкам, за последние два года в Украину из Турции приехали несколько сотен «возвращенцев». Среди них — как те, кто сбежал из ИГИЛ под угрозой смерти, так и боевики, которые выехали из Сирии в Турцию по делам и были арестованы миграционной полицией.

Его оценку подтверждает активист и правозащитник, хорошо знакомый с ситуацией и известный в салафитских кругах Дагестана (он пожелал сохранить анонимность).

«Никто сам по себе туда не едет, никто не рассматривает Украину как цель переезда среди мусульман, — говорит Абу Мансур. — Как цель рассматривают либо Сирию, либо Турцию. Нужно понимать, что из Сирии часто выезжают по делам. Например, оставаясь гражданами своих стран, хотят получить материнский капитал или еще какие-то свои льготы. Они приезжают в Турцию, а там их чаще всего благополучно ловят на южных рубежах».

Боевиков задерживают, как правило, не за их деятельность в Сирии и Ираке. Причины вполне бытовые: у кого-то заканчивается срок пребывания на территории Турции (в Сирии и Ираке им по понятным причинам штампы не ставят и визы не выдают).

Теракт в аэропорте Стамбула 28 июня 2016 стал точкой невозврата к легкому пересечению турецко-сирийской границы, а «коридор» для желающих повоевать за ИГИЛ закрылся. Фото: EPA / SEDAT SUNA

Многих задерживают прямо в миграционном центре, куда они приезжают продлить документ. Турецкие правоохранительные органы могут не догадываться, с какой целью иностранцы пребывают в их страну. Но изредка устраивают облавы на выходцев с Северного Кавказа, Узбекистана и других мусульманских регионов, говорит Абу Мансур.

«Мусульмане переезжают в Турцию из религиозных побуждений, это многовековая традиция приема мусульман из разных стран здесь, — говорит он. — Когда я только сюда переехал (в 2013 году — ред), мы думали, что нам прям завтра паспорта выдадут. А эти теракты (теракт в аэропорту Стамбула 28 июня 2016, теракт в ночном клубе „Рейна“ 1 января 2017) все свели на нет. Вся волна переездов в Украину связана именно с арестами».

По словам вице-консула Украины в Турции по права человека Александра Кучмы, турецкие официальные органы не дают статистики по количеству иностранных граждан, которые прошли через миграционную тюрьму.

«Мы неоднократно подавали запросы (в официальные органы Турции — ред), но они на наши запросы, как правило, не дают ответов, — говорит дипломат. — Насколько мне известно, у турков есть запрет на выдачу информации по миграционной службе. Наше посольство в Анкаре может запросить ее через ноту, но это вряд ли будет иметь эффект, как показывает опыт».

Громадское адресовало соответствующие запросы в министерство внутренних дел Турции, однако на момент подготовки публикации ответ так и не получило.

Турецкие официальные органы не предоставляют статистики в отношении иностранных граждан, прошедших миграционную тюрьму (на фото - турецкие правоохранители встречают паром с беженцами в Измире) Фото: EPA / MERT CAKIR

О том, как устроена система миграционной тюрьмы и депортации для граждан, нарушивших турецкие законы, мы знаем со слов человека, который прошел через процесс такой депортации. Украинская гражданка Елена Дорошенко (имя изменено по просьбе собеседника — ред), отдыхавшая в Турции, провела в миграционной тюрьме в Стамбуле почти две недели.

По ее словам, ее задержали во время облавы на один из местных развлекательных клубов вместе с другими посетителями. О причинах задержания ей не сообщили. Несколько дней она не понимала, что может сделать в такой ситуации. Спустя время украинский консул, с которым она связалась, объяснил арест тем, что она не зарегистрировалась в отеле, тем самым нарушив миграционное законодательство.

«У турков есть два варианта депортации: либо через суд, либо через подписание согласия отправиться домой — в случае, если на тебе нет серьезного дела, — рассказывает Дорошенко. — Если ты подписываешь согласие, то они покупают билет за свой счет, а у тебя есть возможность выбрать, в какую страну (с безвизовым режимом для государства, чьим гражданином ты являешься — ред) депортироваться.

Полицейские везут тебя в аэропорт и сопровождают до посадки в самолет, а документы передают в руки стюартам. По прилету стюарты передают документы пограничникам. В документах есть бумажка с информацией о депортации, написанная на турецком, так что вряд ли украинские пограничники знают, о чем там речь. Скорее всего, информацию (о таких депортированных — ред) им сообщают лично на понятном языке».

История Дорошенко важна еще и потому, что такой же путь, как она, прошла уроженка Дагестана, гражданка России Аминат Бабаева. Два года назад Бабаева была замужем за дагестанцем, который стал проповедником ИГИЛ. Некоторое время назад они развелись, Бабаева жила в Стамбуле. Во время визита полиции в дом, в котором она жила, ее арестовали по подозрению в терроризме и посадили в миграционную тюрьму, а позже депортировали.

Аминат выбрала Украину, поскольку там ее готовы были принять друзья, а возвращаться в Россию она считала опасным. В Харькове, куда она прилетела, ее встретили, помимо пограничников, сотрудники СБУ, отказавшиеся отдавать ей документы и сообщившие, что она подозревается в терроризме.

С помощью правозащитников ей удалось оказаться на свободе и вернуть документы, но вскоре сотрудники СБУ встретили ее возле миграционной службы, где она подавала заявление о предоставлении убежища, насильно посадили в машину и вывезли на границу с Россией. Нынешнее местонахождение Бабаевой неизвестно.

Ни в пограничной, ни в миграционной службах Украины не смогли ответить на вопросы Громадского о том, каким образом осуществляется прием иностранных граждан, прилетающих из Турции в Украину по депортации. Пресс-секретарь Миграционной службы Сергей Гунько сообщил, что его ведомство такой учет не ведет.

В свою очередь, спикер Погранслужбы Олег Слободян сказал, что и в его ведомстве нет никакой информации о таких случаях.

Более внятный ответ удалось получить только от Министерства иностранных дел Украины. Там сообщили, что с 19 ноября 2008 действует соглашение между правительствами Украины и Турции о реадмиссии лиц, которое предполагает обязательство обоих государств принимать назад своих граждан, а также граждан третьих стран и лиц без гражданства, которые незаконно прибыли в одно из государств соглашения либо утратили право на законное пребывание.

Это означает, что любой гражданин государства, не имеющего визового режима с Украиной, который попал в миграционную тюрьму в Турции, может выбрать пунктом депортации именно эту страну, и страна обязана его принять. А значит, это могут сделать и граждане, которые воевали за ИГИЛ, и другие неправительственные вооруженные группировки на территории Сирии и Ирака.

По словам Дорошенко, в миграционной тюрьме, в которой она находилась, были в основном выходцы из России и Восточной Европы.

Каким образом контролируется поток иностранцев, прибывающих в Украину по «добровольной депортации», и ведется ли проверка таких граждан, неизвестно.

Любой гражданин государства, не имеющего визового режима с Украиной, попавши в миграционную тюрьму в Турции, потенциально может выбрать как пункт депортации именно Украину, где его обязаны принять (на фото - незаконные мигранты во временном лагере, задержанных при попытке пересечь греко-турецкую границу) Фото: EPA / ORESTIS PANAGIOTOU

Ни одна из ответственных структур не смогла предоставить Громадскому официальных цифр.

Не исключено, что такого контроля не существует, либо он осуществляется только в отношении тех граждан, на которых в Украину присылают запрос спецслужбы других государств.

При этом, как сообщали ранее в ответе на официальный запрос Громадского в СБУ, украинская служба безопасности прекратила сотрудничество с российской ФСБ в одностороннем порядке летом 2014-го в связи с аннексией Крыма. По информации СБУ, спецслужба руководствуется законом Украины «Про борьбу с терроризмом», «Про основы национальной безопасности», положениями резолюций Совета Безопасности ООН, в том числе 2161, 2170, 2178 (2014), 2199, 2253 (2015), а также конвенциями Совета Европы по предотвращению терроризма.

По словам спикера ведомства Елены Гитлянской, СБУ совместно с Погранслужбой Украины на основании резолюции Совбеза ООН № 2178 на постоянной основе осуществляются «фильтрационные меры в отношении лиц, которые задержаны при попытке незаконного проникновения через государственную границу Украины или при въезде в Украину при неимении достаточных законных оснований, с целью выявления членов международных террористических организаций».

Какие конкретные меры предпринимаются, в ведомстве не сообщили, добавив, что при выявлении террористов на границе с Украиной СБУ запрещает въезд в страну.

«В Украину игиловцы едут, потому что оттуда нет выдачи и туда реально заехать, есть схемы, — говорит Абу Мансур Ногайский. — Ну, а куда еще? В Европу нужно получить Шенген, а это нереально. Египет — путинская страна, оттуда сразу в Москву могут выслать. В Грузию не факт, что пустят (в Грузии действует антитеррористический закон, согласно которому любому гражданину могут отказать во въезде без объяснения причин — ред), а если не пустят, то уже без вариантов (придется ехать в Россию — ред). В Украине еще есть варианты, как остаться, даже если ты прилетел без документов или с документами проблема. Они же сначала во временный изолятор сажают, потом идет суд, и уже суд решает, оставить их в Украине или нет. Подавляющее большинство  проникают в Украину. Хоть сутками будут лежать там в аэропорту, но в конце концов заезжают».

По слова Абу Мансура, большинство таких «возвращенцев» хотят вернуться в Сирию, чтобы воевать за ИГИЛ или за войска оппозиции, либо поехать в Турцию, чтобы продолжать жить в мусульманской стране.

«В Украине они временно — чтобы поменять свои документы, — говорит он. — Сейчас действует довольно широкая сеть, которая делает паспорта: таджикские, украинские... Поддельные или нет, зависит от того, какую сумму заплатишь. У кого есть деньги, за месяц все делают и возвращаются в Турцию. А если нет, то могут месяцами в Украине работать, зарабатывать на документы».

Представляют ли такие «возвращенцы» опасность для Украины?

Абу Мансур считает, что в целом нет.

«Украина нигде не воюет, — говорит он. — Если Украина будет участвовать в военной операции в Сирии в составе коалиции, то будет угроза. Но кто знает, что им взбредет в голову тут? Они же могут самостоятельно что-то делать. Хотя ИГИЛ такого не планирует, но бывают отдельные индивиды, которые могут за них что-то сделать. Но ни „Имарат Кавказ“, ни Аль-Каида, ни ИГИЛ не рассматривают Украину как место для терактов. Это хоть и не мусульманская страна, но это страна, где они могут чувствовать себя в безопасности.

Да, то, что многие из них вооружаются, скорее всего, правда. Я слышал, что кто-то из них (игиловцев — ред) занимается коллекторской деятельностью. К ним приходят украинцы, говорят, мы не можем долг свой забрать, и они идут и забирают. Они, конечно, не занимаются насилием, но когда бородатые люди приходят с оружием... Я точно знаю, что люди там этим занимаются. По крайней мере, они сами говорит, что делают это. Впрочем, в Украине сегодня человек с оружием не вызывает удивления».