UAEN
Олег Сенцов написал письмо лидерам стран «Большой семерки»
5 июня, 2018

Украинский режиссер Олег Сенцов, который находится в колонии «Белый медведь» в городе Лабытнанги, написал письмо лидерам стран «Большой семерки». 

Письмо украинского политзаключенного оказалось в распоряжении Громадского.

Мы публикуем полный текст письма: 

«Уважаемые господа, спасибо вам большое, что вы и ваши страны делают для Украины. Нам еще многое предстоит сделать самим и с вашей помощью. Например, победить в этой гибридной войне с нашим врагом. По поводу ситуации с украинскими политзаключенными, я надеюсь, что вы что-то сможете сделать для их судьбы и не будете сосредотачиваться на одной личности, например, мне, а поможете другим.

Удачи вам в вашем нелегком деле. Слава Украине!» 

Украинский кинорежиссер Олег Сенцов объявил бессрочную голодовку 14 мая.

Сенцов требует освободить всех 64 украинских политзаключенных на территории России. 28 мая Сенцов согласился на поддерживающую терапию.

31 мая политзаключенный Кремля Александр Кольченко объявил голодовку с требованием освободить Сенцова.

Сестра Сенцова сказала, что он начал голодать перед Чемпионатом мира по футболу, который состоится в России, чтобы привлечь внимание как можно большего количества людей.

Украинского режиссера Олега Сенцова и активиста Александра Кольченко задержали в Крыму 10 мая 2014 года. Их обвинили в подготовке терактов, осудив Кольченко к 10, а Сенцова — к 20 годам лишения свободы. Вместе с ними также задержали Геннадия Афанасьева и Алексея Чирния. Афанасьева в 2016-ом году обменяли, Чирний продолжает сидеть в колонии в Магадане.

В настоящее время Сенцова удерживают в колонии «Белый медведь» в городе Лабытнанги.

Отметим, в России и в аннексированном Крыму удерживают, по данным правозащитников, 64 украинских политзаключенных, 27 которых находятся на территории России.

58 — задержаны в Крыму или по делам, связанным с Крымом. Эти цифры не учитывают заложников, которые содержатся на территории самопровозглашенных республик.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ ИНТЕРВЬЮ С МАМОЙ СЕНЦОВА: «Страшно, что могу его не увидеть вообще»