UAEN
Предвыборная агрессия: почему Порошенко готовит страну к войне
27 ноября, 2018
F9e5d17a3feeeab75
Президент Украины Петр Порошенко выступает во время заседания Верховной Рады перед голосованием за введение военного положения в отдельных областях Украины, Киев, 26 ноября 2018 EPA-EFE / STEPAN FRANKO

Максим Каменев

Введение в стране военного положения сроком на два месяца могло стать решающим фактором будущей президентской кампании и изменить дату ее проведения. Почему этого не произошло — в материале Громадского.

В 22 часа 25 ноября президент Петр Порошенко срочно собрал «военный кабинет» — неформальный орган, в который входят руководители всех силовых ведомств, часть которых (например, министр внутренних дел Арсен Аваков), юридически не подчинены главе государства.

За несколько часов до того российские пограничники и сотрудники ФСБ атаковали украинский буксир «Яны Капу» и военные катера «Никополь» и «Бердянск». К тому времени судьба кораблей еще не была известна, однако в сети уже появились видео, на котором российский корабль таранит украинский буксир, а в воздухе над Керченским мостом, возле которого россияне атаковали украинских моряков, кружат российские военные вертолеты.

Украинские военные корабли направлялись в порт Бердянска, где украинская власть создает военно-морскую базу.

Однако неизвестно, учитывали ли военные при планировании операции, что россияне уже пытались помешать передислокации украинских кораблей через Керченский пролив. Так, 20 сентября буксир «Корец» и поисково-спасательное судно «Донбасс» прошли Керченский пролив в сопровождении российского конвоя под прикрытием авиации. Трудно поверить в то, что президент и военное руководство не понимали, что россияне будут пытаться помешать украинским кораблям пройти пролив и сил для этого у них хватит. Поэтому в результате операции Украина потеряла три корабля, которые захватили российские военные.

Единственная подробность заседания «военного кабинета», которую пересказывают некоторые из его участников: именно на нем секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов предложил президенту объявить военное положение. «С предложением согласились все участники совещания, в частности, президент», — говорит собеседник Громадского. Как Турчинов обосновал целесообразность такого шага, также точно неизвестно.

Экстренное заседание Совета национальной безопасности и обороны Украины, на котором по предложению Военного кабинета рассмотрели вопрос о введении правового режима военного положения в Украине, Киев, ночь с 25 на 26 ноября 2018. EPA-EFE / MYKHAILO MARKIV / POOL

Впоследствии президент объяснит, что получил материалы разведки, которые свидетельствовали о скоплении российских войск у украинской границы, поэтому объявление военного положения позволит ему в случае наземной интервенции «не терять ни секунды для того, чтобы обеспечить защиту украинской земли».

О решении ввести военное положение президент сообщил во время заседания СНБО, которое началось ровно в полночь 26 ноября. К тому времени появились сообщения, что все три украинские корабля, 22 моряка и двое сотрудников СБУ захвачены.

Украина уже официально обратилась за поддержкой к США и созвала срочное заседание Совета безопасности ООН, а весь состав ВМС Украины был поднят по тревоге и вышел в море. На заседании СНБО президент предложил поддержать предложение ввести в стране военное положение сроком на 60 дней. По каким именно соображениям и расчетам глава государства определил именно такой срок — также неизвестно.

Два в одном

Петр Порошенко уверяет: введение в стране военного положения связано исключительно с вопросами национальной безопасности и обороны. Впрочем, такую ​​идею на совещаниях в Администрации президента обсуждали еще два года назад, в частности на встрече, посвященной совсем другому вопросу, — президентским выборам.

В мае 2016-го издание «Украинская правда» опубликовало информацию о заседании так называемого стратегического совета (неформальный орган, объединяющий высшее руководство государства), которое состоялось в АП за два месяца до того. На нем обсуждали, кто именно от власти должен через два года баллотироваться на выборах президента и как на них победить.

По данным журналистов, именно на нем Турчинов предложил ввести во время выборов военное положение. Однако тогда эту идею отвергли. «Ему сказали: Саша, военное положение может длиться два месяца, но не два года», — цитировала подробности того совещания «Украинская правда». Последние события свидетельствуют, что то предложение Турчинов не забыл.

Однако сам Турчинов в феврале 2018-го, в интервью Громадскому убеждал, что власти удастся провести демократические выборы. «Друзья, была война (в 2014 году — ред.), И даже в этих условиях мы провели выборы. Неужели мы теперь не сможем провести честные и прозрачные президентские, а потом парламентские выборы? Это для нас не вызов, я здесь более или менее спокоен», — сказал тогда секретарь СНБО.

Секретарь СНБО Александр Турчинов выступает во время заседания Верховной Рады и голосования за введение военного положения в отдельных областях Украины, Киев, 26 ноября 2018. ГОНТАР ВЛАДИМИР / УНИАН

Этим летом в СМИ просочилась еще одна идея, которая курсировала по коридорам Администрации президента. В августе издание «Зеркало недели» со ссылкой на источники сообщило, что команда Порошенко рассматривает возможность отсрочки выборов президента. В частности, перенос даты голосования на 7 июня следующего года. Напомним, первый тур выборов согласно Конституции должен состояться в последнее воскресенье марта пятого года полномочий главы государства, то есть 31 марта 2019. По информации издания, такое предложение ее сторонники аргументировали следующим образом.

Во-первых, чем ниже явка, тем проще манипулировать результатами голосования, больше маневра для подтасовок. А в период отпусков и других каникул посещаемость избирательных участков снижается естественным образом.

Во-вторых, молодежь, относится к наименее дисциплинированной электоральной группе, летом выполняет свой долг особенно неохотно. А избиратели 18+ традиционно не склонны любить действующую власть.

В-третьих, президентские технологи серьезно считают, что избиратели летом добрее, чем весной, и легче прощают власти ошибки.

Странным образом предложение президента ввести в стране военное положение на 60 дней фактически отвечало идее отсрочки избирательной кампании. Ведь двухмесячный срок действия военного положения должен всплыть в конце января следующего года, то есть уже во время официальной части президентской кампании.

В соответствии с законодательством регистрация кандидатов в президенты должна начаться 31 декабря 2018-го и продолжаться до 4 февраля 2019-му. В то же время закон о «Правовом статусе военного положения» четко указывает, что в это время проводить выборы в стране запрещено. Поэтому в случае введения военного положения на два месяца начало избирательной кампании фактически было бы сорвано, а Верховная Рада должна была бы принять новую дату выборов президента. В таком случае Порошенко получил бы дополнительное время для того, чтобы попытаться догнать Юлию Тимошенко — по данным последних социологических опросов она опережает его в два раза.

Кроме того, в случае изменения даты выборов все потенциальные конкуренты Порошенко на выборах должны откорректировать свои предвыборные стратегии, которые обычно у кандидатов в президенты расписываются понедельно.

Министр обороны Украины Степан Полторак (в центре) общается с парламентариями во время заседания Верховной Рады и голосования за введение военного положения в отдельных областях Украины, Киев, 26 ноября 2018 EPA-EFE / STEPAN FRANKO

Метаморфоза

Отголоски идей, которые обсуждались на совещаниях, посвященных президентским выборам, и реакции президента на атаку российских военных в Керчи не единственное, что удивляет в истории введения военного положения. Все годы своего президентства Петр Порошенко был категорическим противником такой идеи.

Тем, что, несмотря на войну на Донбассе, большинство украинцев не почувствовали на себе все ограничения военного времени, Порошенко гордился. «Мы не просто сохранили Украину. Во время войны мы сохранили ее демократичной, — говорил глава государства во время выступления в Верховной Раде 4 июня 2015 года. — Несмотря на то, что этот режим значительно больше власти дает лично мне, не мог на это пойти. Я понимал, каким шоком и испытанием это станет для моих соотечественников».

Отказ от жестких мер в отношении граждан имел и рациональное объяснение — в условиях военного положения государство не может рассчитывать на международные кредиты и поставки оружия. Эти аргументы Порошенко также неоднократно озвучивал публично.

Официальное объяснение метаморфозы во взглядах Петра Порошенко выглядит так: россияне впервые атаковали украинских военных открыто и демонстративно. Ведь присутствие своих вооруженных сил на Донбассе они до сих пор отрицают, так же Владимир Путин сначала отрицал участие российской армии в аннексии Крыма. Не отреагировать на такие действия россиян президент Украины не мог. Международное право четко называет такую ситуацию военной агрессией.

Объявить войну России мы тоже не можем, ведь тем самым дадим повод для начала полномасштабной интервенции значительно более сильной российской армии и еще и формально сами будем в этом виноваты.

Президент объясняет, что в такой ситуации решил: очередного созыва Совета безопасности ООН и обращения к НАТО, ЕС и международным партнерам в этот раз недостаточно и согласился таки ввести в стране военное положение.

Международное сообщество публично поддержало Украину и не имело ничего против временного ограничения прав граждан. МВФ даже пообещал, что это не станет помехой для предоставления Украине очередного транша кредита, который должен прийти в начале декабря.

Президент Украины Петр Порошенко (в центре) выступает с трибуны Рады в то время, как народные депутаты, которые выступают против введения военного положения, стараются помешать ему говорить, Киев, 26 ноября 2018 года. Фото: EPA-EFE/STEPAN FRANKO

«Охрана, отмена!»

Утром 26 ноября корреспонденту Громадского позвонил народный депутат, который не входит в коалицию и попросил совета. Парламентария волновал вопрос, не будет ли его возможное голосование за введение военного положения напоминать печально известную историю с голосованиями депутатов за поддержку так называемых «диктаторских законов» от 16 января 2014 года. «Нам тогда тоже говорили, что это надо для безопасности страны, а в результате я до сих пор от этого не отмылся», — сокрушался народный избранник.

Вопрос целесообразности военного положения беспокоил и союзников Петра Порошенко по парламентской коалиции из фракции «Народный фронт». Согласно законодательству, президент не может единолично вводить военное положение — для этого нужно, чтобы депутаты утвердили этот документ, приняв соответствующий закон.

26 ноября утром политические соратники Александра Турчинова из фракции «Народный фронт» (секретарь СНБО — член политсовета НФ) собрались на заседание, где и должны были решить, нужно ли стране военное положение. Подробности внутренней дискуссии публично депутаты НФ разглашать не хотят, апеллируя к фракционной дисциплине. Однако неофициально сразу трое депутатов рассказали Громадскому одну и ту же историю.

Александр Турчинов на заседание не пришел, как и председатель политического совета партии Арсений Яценюк, он в это время был в заграничной командировке. Председательствовали на заседании глава фракции Максим Бурбак и Арсен Аваков. Неожиданно глава МВД, который накануне вечером не протестовал против идеи объявить в стране военное положение сроком на два месяца, усомнился в целесообразности таких действий. В этом его поддержал и Бурбак, который сам себя называет соратником Яценюка. Соратники Турчинова и спикера Верховной Рады Андрея Парубия наоборот идею президента полностью поддержали. Впрочем, вчера они были в меньшинстве.

Итогом внутренней дискуссии стали публичные посты депутатов в Faсebook. В частности, народный депутат Леонид Емец сообщил, что фракция решила поддержать указ президента, однако настаивает, чтобы военное положение ввели на 30 дней и только на отдельных территориях, а не по всей Украине. Соратники президента из фракции БПП оказались более послушными и на заседании своей фракции почти единогласно указ о военном положении поддержали.

Руководители силовых органов во время заседания Верховной Рады и голосования за введение военного положения в отдельных областях Украины, Киев, 26 ноября 2018 года. Слева направо в нижнем ряду: первый заместитель главы СБУ Виталий Маликов, начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Украины Виктор Муженко, глава СБУ Василий Грицак и советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко. Фото: ВЛАДИМИР ГОНТАР/УНИАН

Рассмотрение вопроса в Раде запланировали на 16.00. Но начать работу депутаты не смогли — фракция Олега Ляшко, депутаты которой в течение дня то сообщали, что поддержат указ, то, наоборот — что нет, заблокировали трибуну, с которой должен был выступить президент.

Поэтому Парубий позвал глав фракций на совещание в свой кабинет. Тем временем Петр Порошенко в видео-обращении сообщил стране, что готов уменьшить срок действия военного положения до 30 дней.

Итогом переговоров в кабинете спикера, в которых президент демонстративно не участвовал, стало компромиссное решение — военное положение действует в течение одного месяца на территории 10 областей, граничащих с Россией, непризнанной республикой Приднестровье и акваторией Черного и Азовского морей, а именно: Винницкой, Донецкой, Луганской, Запорожской, Николаевской, Сумской, Харьковской, Одесской, Черниговской и Херсонской. Окончательный перечень регионов президент зачитал во время выступления в парламенте поздно вечером.

Почему Петр Порошенко и Александр Турчинов так легко отказались от идеи, которую считали адекватной и согласились с предложениями депутатов, которые безусловно менее информированы об угрозах российской агрессии?

Официальная версия президента: тем самым он хотел продемонстрировать критикам, что введение военного положения — это именно реакция на угрозу широкомасштабной агрессии России, а не попытка отсрочить дату первого тура президентских выборов. «Подчеркиваю, что военное положение будет применено только в случае наземной операции регулярных войск Российской Федерации за пределами операции Объединенных сил и за пределами незаконно аннексированного Крыма», — уточнил президент во время выступления в Раде.

В подтверждение этого депутаты еще и приняли постановление о назначении выборов на 31 марта, то есть в установленный законодательством срок.

Депутаты от фракции Радикальной партии Олега Ляшко во главе с ее лидером Олегом Ляшко (в центре слева) требуют от спикера Рады Андрея Парубия (в центре справа) сделать перерыв в заседании Верховной Рады, Киев, 26 ноября 2018 года. Фото: ВЛАДИМИР ГОНТАР/УНИАН

Впрочем, такое объяснение вызывает новые вопросы. Чем все же руководствовался президент, когда определял первоначальный срок действия военного положения в течение 60 дней? Ведь если этот срок он предложил исходя из военной целесообразности, то почему тогда так легко согласился уменьшить вдвое? Опять же, почему сначала предлагал ввести военное положение на всей территории страны, а потом согласился лишь на 10 областей? И действительно ли Петр Порошенко не учитывал будущие президентские выборы?

Неофициально окружение президента убеждает: Петр Порошенко выбрал тактику «хочешь получить свое — требуй большего». Мол, только так можно убедить депутатов, даже из числа союзников по коалиции, согласиться вообще ввести военное положение в приграничных областях. Однако такое объяснение выглядит странно, ведь президент мог просто привести народным избранникам и гражданам страны конкретные примеры, которые показали бы, что ситуация действительно такая опасная, какой он описывал ее ночью 26 ноября на заседании СНБО. Например, вспомнить информацию, которую в тот же день на заседании Совбеза ООН озвучил представитель Украины Владимир Ельченко — что по данным украинской разведки «существует четкая угроза вторжения и захвата Мариуполя и Бердянска».

Зато часть фракции НФ, которая выдвинула требования президенту, убеждена, что своей позицией заставила Порошенко пойти на компромисс. В частности Леонид Емец уверен, что президент выполнил все требования его коллег. «Именно наши голоса решили ситуацию. Со всем уважением к другим фракциям и группам, но не они являются частью коалиции. И не с ними шла самая тяжелая и непубличная „дискуссия“», — считает он.

Соратники же президента утверждают, что смогли бы добиться от Рады принятия первоочередного текста указа и без коллег из НФ, но Порошенко решил не ломать парламент «через колено», ведь в случае необходимости сможет добиться от народных избранников продления действия военного положения и его распространения на всю территорию страны. Для того, чтобы убедиться, что президент и секретарь СНБО способны добиваться от парламента принятия нужных решений, достаточно вспомнить хотя бы историю принятия и продления действия закона «Об особенностях осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей».

Впрочем, риск, что президенту не удалось бы убедить депутатов таки существовал. Кроме ориентированной на Авакова и Яценюка части «Народного фронта», против предложенного Порошенко сценария выступали также «Радикальная партия Ляшко» и «Батьківщина». Лидер «радикалов», который в последние годы беспощадно критиковал Тимошенко, вчера откровенно согласовывал с ней свои действия и переключился на критику президента.

Лидер фракции «Батькивщина» Юлия Тимошенко (в центре) в окружении депутатов Радикальной партии и их лидера Олега Ляшко (слева) во время внеочередного заседания Верховной Рады, Киев, 26 ноября 2018 года. Фото: ВЛАДИМИР ГОНТАР/УНИАН

С недавнего времени в кулуарах парламента ходят разговоры о том, что переориентироваться на Тимошенко его убедил владелец корпорации СКМ Ринат Ахметов — о его патронате над Ляшко писали в многочисленных журналистских расследованиях.

Против военного положения в любой вариации выступали и другие протеже Ахметова в парламенте — фракция «Оппозиционного блока». Ситуация в Керченском проливе прямо касается владельца СКМ, ведь блокирование Россией судоходства в Азовском море существенно осложнило транспортировку продукции ММК имени Ильича и «Азовстали», которые входят в его металлургический холдинг «Метинвест».

Предостережение против первоначального плана Порошенко высказывали представители «Самопомощи», колебались, поддерживать ли сценарий президента, в депутатской группе «Воля народа», а их коллеги из группы «Відродження» откровенно критиковали его. Фракция «Оппозиционного блока» отказывалась голосовать при любых обстоятельствах. Поэтому голосов в зале действительно могло не хватить.

В таком случае Петр Порошенко оказался бы в неприятном положении. Ведь выглядело бы так, будто депутаты не поверили аргументам президента о существовании угрозы полномасштабной российской агрессии, зато склонились к версии, что президент просто хочет изменить дату выборов для успешной президентской кампании.

Со своей стороны депутаты, которые декларируют принадлежность к патриотическим партиям, тоже рисковали. Ведь, не поддержав военное положение и откровенно продемонстрировав недоверие к открытому акту агрессии со стороны России, о походе на парламентские выборы следующей осени они могли бы забыть. В подтверждение этой версии говорит тот факт, что в итоге за компромиссный текст указа проголосовали почти все депутатские фракции и группы. В том числе, и депутат, который обращался за советом. 

В чем соглашаются сторонники президента и скептики — так это в том, что история введения военного положения четко продемонстрировала, что прошлогодний конфликт между ним и Арсеном Аваковым существует до сих пор, а глава МВД в критический момент готов «поломать игру» президенту.

Против действующего президента выступает и бывший владелец Приватбанка Игорь Коломойский, который частично контролирует депутатскую группу «Відродження» и имеет косвенное влияние на некоторых депутатов от НФ. Коломойский откровенно желает победы Юлии Тимошенко.

Слева направо народные депутаты от «Оппозиционного блока»: Михаил Добкин, Евгений Мураев и Вадим Новинский во время внеочередного заседания Верховной Рады, Киев, 26 ноября 2018 года. Фото: ВЛАДИСЛАВ МУСИЕНКО/POOL/УНИАН

Решение о частичном введении военного положения будет иметь последствия для хода президентской кампании, даже несмотря на то, что президент настаивает, что никоим образом не руководствовался политическими мотивами. Уже в первый день действия указа власть начала информационную кампанию о готовности дать отпор российской агрессии.

О том, с какой регулярностью общественность будет получать информацию о военном положении, стало понятно уже сегодня, после одного из первых брифингов в регионах. На встрече с журналистами в Харькове Сергей Стороженко, помощник председателя Харьковской областной государственной администрации, заметил:

«Такие наши брифинги мы переведем в еженедельный режим работы».

Введя военное положение, Порошенко создал альтернативный информационный фон на декабрь, который его главная оппонентка, Тимошенко, могла использовать для темы повышения коммуналки — именно в следующем месяце украинцы получат платежки по новым коммунальным тарифам. Поэтому пока лидер «Батькивщины» будет апеллировать к кошельку избирателей, Порошенко будет давить на их чувство безопасности и патриотизма.

Президент Украины Петр Порошенко (справа) и премьер-министр Владимир Гройсман в зале заседаний Верховной Рады после результативного голосования за введение военного положения в отдельных областях Украины, Киев, 26 ноября 2018 года. Фото: EPA-EFE/STEPAN FRANKO