UAEN
Разминирование Донбасса: жизнь — как на минном поле
11 апреля, 2018

 

Игорь Шевчук, Анна Тохмахчи

Зона боевых действий на Донбассе и территория вокруг него считается одним из «самых загрязненных» минами и взрывоопасными предметами регионов в мире.

Согласно данным ООН, площадь заминированных территорий в Украине составляет около 700 тысяч гектаров, это почти как Черновицкая область. Громадское рассказывает о тех, кто занимается разминированием, и как местные живут рядом с минными полями.

«Упал снаряд прямо на огороде и торчал себе»

«На огороде-то сажаем. Картофелину хочется посадить или луковицу. Весной ходили, что-то стреляло, падало. А куда деваться? Сажать надо, хочется жить-то», — говорит Мария, жительница Новолуганского в Донецкой области.

Поселок ни разу не был под контролем боевиков, но после выхода украинских военных из Дебальцево до декабря 2016 году фактически находился в так называемой «серой зоне». Во время боев на Светлодарской дуге украинские военные приняли Новолуганское под свой контроль. Несмотря на это, окрестности поселка постоянно обстреливаются. Мины и неразорвавшиеся снаряды здесь повсюду.

За четыре года войны жители Новолуганского успели изучить элементарные правила обращения с подозрительными предметами.

«Я думаю там, где есть указатели «Мины» или «Опасно! », наверное, никто не гуляет. В самом поселке дети хотят выходить на улицу, хотят гулять, ведь жизнь продолжается. Здесь гуляют, а дальше, конечно, никто не позволяет. Все под контролем», — уверен местный житель Артем.

Местные власти утверждают, что проводят среди местных просветительскую работу — как обращаться с подозрительными предметами.

«Везде висят плакаты с инструкцией, что нужно делать, когда видишь непонятный предмет. В школе объясняют учителя, приезжают работники полиции, военные проводят — так что работа среди населения ведется, здесь ее хватает», — уверяет председатель сельсовета Константин Саркисов.

За четыре года войны жители Новолуганского успели изучить элементарные правила обращения с подозрительными предметами.

Весной, с началом полевых работ, проблема заминирования снова стала актуальной.

 

Жительница Новолуганского Неля вспоминает, как снаряды падали прямо в огород:

«Моя дача там, за фильтровальной станцией. Наверное, в 14-м году это было — упал снаряд прямо в огород и торчал себе. Позвонили — приехали и убрали».

Неправительственная международная организация The Halo Trust проводит разминирование на Донбассе, Новолуганское, Донецкая область, 30 марта 2018. Фото: Александр Кохан /Громадское

Кто занимается разминированием

Разминированием занимается Министерство обороны Украины, Государственная служба по чрезвычайным ситуациям (ГСЧС), а также неправительственные международные организации.

«На территории Донецкой и Луганской области этой работой занимается штаб АТО (антитеррористической операции). Привлекаются подразделения ГСЧС, Вооруженных сил Украины, Государственной службы специального транспорта. Также привлекаем неправительственные организации — The HALO Trust, Датскую группу по разминированию и Швейцарский фонд по противоминной деятельности», — рассказывает начальник отдела противоминной деятельности Минобороны Сергей Рокун.

По данным мониторинговой миссии ООН по правам человека, в 2017 году на подконтрольной и неподконтрольной правительству Украину территории из-за мин и взрывоопасных предметов погибло и было ранено 238 человека. Из них 42 погибло и 102 было ранено в результате неосторожного обращения с взрывоопасными предметами. 21 человек погиб и 73 ранены в результате подрыва на минах, что на треть больше, чем в 2016 году.

Международная благотворительная некоммерческая организация The HALO Trust занимается обезвреживанием наземных мин и боеприпасов. С 2015 года на подконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей Украины организация исследует и очищает опасные территории и занимается противоминным обучением гражданского населения.

Разминирование проводится в три этапа: быстрое обследование, техническое обследование и, собственно, процесс разминирования.

«Мы составляем сводную карту и каждый населенный пункт получает свой статус опасного населенного пункта или потенциально безопасного. По итогам нетехнического обследования можем отправлять группы на участки разминирования, которые в зависимости от вида опасности, выбирают тот или иной метод работы», — рассказывает ассистентка проектов The HALO Trust в Украине Марина Куль.

Ассистентка проектов The HALO Trust в Украине Марина Куль. Фото: Александр Кохан /Громадское

Нужен ли Украине для разминирования отдельный закон

Несмотря на то, что война на Донбассе продолжается уже четыре года, до сих пор нет закона, который бы определял, кто должен разминировать опасную территорию зоны боевых действий и как передавать уже разминированные участки в пользование гражданским.

С помощью законопроекта «О противоминной деятельности», который уже регистрировали в Верховной Раде, предлагали возложить эти полномочия на Министерство обороны, но научное управление решило, что принятие отдельного закона нецелесообразно, мол, и так есть достаточно механизмов и нормативных актов, создающих дополнительную нагрузку на бюджет.

Чтобы разминировать участок на востоке Украины, нужно около 8 млрд, говорят в Министерстве по вопросам временно оккупированных территорий и перемещенных лиц (МинВОТ). Речь идет только о подконтрольной украинскому правительству территории. Как объясняет советник министра МинВОТ, Гуманитарное разминирование имеет пять фаз. Две чисто технические — разминирование и утилизация. И три, связанные с разъяснительной работой:

«Министерство разработало стандарт обучения, в соответствии с международными стандартами, об опасности мин и взрывоопасных остатков войны. Дети — наиболее уязвимая категория, которая страдает от мин. Но хорватский опыт свидетельствует: если вы научите детей правильно вести себя рядом с минными полями, они станут самой дисциплинированной категорией населения. Дети очень ответственные», — говорит он.

Неправительственная международная организация The Halo Trust проводит разминирование на Донбассе, Андреевка Славянский район, Донецкая область, март 2017. Фото: Богдан Кинащук /Громадское

В МинВОТ предлагают создать отдельный государственный орган, в который бы входили представители различных ведомств: Министерства обороны, Государственной службы по чрезвычайным ситуациям, Министерства по вопросам оккупированных территорий. Он должен подчиняться вице-премьеру.

Поддерживают идею отдельного закона и в Министерстве обороны, сейчас оно фактически осуществляет функции национального органа по противоминной деятельности. По сравнению с прошлыми годами, разминирование происходит несколько хаотично, говорит заместитель начальника Управления экологической безопасности и противоминной деятельности Минобороны полковник Сергей Рокун.

Во-первых, отсутствует внешний контроль качества самого процесса.

Во-вторых, нет возможности передать разминированные территории местным органам власти. Получается, что фактически территорию специалисты разминировали, она безопасна, но доказать юридически это невозможно, поскольку ни процедуры, ни нормативно-правового акта, который бы регулировал этот вопрос не существует. Получается, что саперам и военным надо верить на слово.

В-третьих, из-за отсутствия законодательной программы по противоминной деятельности, Украина не может получить финансовую помощь от доноров, которую они предлагают.

На противоминную деятельность на Донбассе Украина уже выделяли $26 млн. Однако, как объясняют в Минобороны, это деньги для неправительственных организаций, и существуют лишь в виде оборудования для разминирования (из-за отсутствия закона технику невозможно лицензировать).

«Доноры есть, но отсутствие регуляции вредит. Послы уже обращаются к главе Верховной Рады с просьбой принять закон, который бы удовлетворил депутатов, потому что из-за отсутствия регулирования они не могут выделять средства для разминирования», — объясняет советник министра по вопросам временно оккупированных территорий Александр Левченко.

Неправительственная международная организация The Halo Trust проводит разминирование на Донбассе, Новолуганское, Донецкая область, 30 марта 2018. Фото: Александр Кохан /Громадское

Несмотря на это, в Минобороны уверяют —  вопросы решаются. Ранее заминированные территории вообще не маркировались. Теперь, как утверждают в министерстве, риски для гражданских наступить на снаряд или мину уменьшаются. Кроме того, для тех, кто разминирует, ввели специальные документы — формуляры минных полей.

«Формуляры минных полей отрабатываются, минные заграждения тоже есть. Информацию наносят, есть несколько экземпляров. Это серьезные документы с ограниченным доступом, то есть за их потерю предусмотрена уголовная ответственность. Заграждения противника также маркируются, после проверки выделяются или снимаются», — говорит полковник Сергей Рокун.

Самая эффективная противоминная деятельность, отмечают в Минобороны — информирование местного населения. Особенно это касается наиболее уязвимых профессий, связанных с опасностью столкнуться с миной, — охотников и фермеров.

Сколько же времени Украине понадобится для полного разминирования территорий, ни в одном министерстве прогнозировать не берутся. Приводят лишь пример Хорватии и Боснии и Герцеговины, где боевые действия закончились более 20 лет назад, а на некоторых территориях разминирование продолжается по сей день.

Этот материал так же доступен на украинском языке