UAEN
“Ребята, какой я беглый?” — экс-депутат Госдумы РФ Вороненков
16 февраля, 2017

Двое депутатов Госдумы РФ шестого созыва – того самого, который практически единогласно проголосовал за аннексию Крыма – покинули страну в октябре 2016 года и переехали в Украину. Один из них – Денис Вороненков – получили украинское гражданство. Об этом стало известно 14 февраля, когда вышло первое интервью Вороненкова, входившего во фракцию КПРФ

По словам самого экс-депутата, он получил синий паспорт через миграционную службу «без привилегий». Действительно, на сайте президента Украины указа о предоставлении гражданства нет. Народный депутат Верховного Совета от фракции БПП Валерий Пацкан, который работает в комиссии по вопросам гражданства при президенте Украины пояснил: Вороненков действительно не обращался к президенту с этим вопросам, а гражданство получил на основании родственных связей с Украиной.

 

На следующий же день «Новая газета» опубликовала большой текст о том, чем за последние 10 лет занимался Денис Вороненков. В газете приводятся данные об уголовных делах, которые экс-депутат, по версии издания, помогал закрывать за деньги, а также о деле, которое было заведено в отношении него якобы за то, что он осуществил рейдерский захват здания в Центральном округе Москвы. Также в тексте говорится и о том, что Вороненков фальсифицировал выборы в Госдуму в Нижегородской области в 2011 году. «Новая» выложила видео, в котором Вороненков заявляет о своем участии в войне в Афганистане, хотя на момент военных действий он не достиг призывного возраста.

 

Теперь Вороненков планирует работать на госслужбе в “интересах Украины”. Громадское направило запросы о предоставлении гражданства Украины в Миграционную службу, а также в Администрацию президента и опубликует ответы, как только они поступят в редакцию.

 

Корреспондент Громадского поговорила с экс-депутатом о том, почему он голосовал за аннексию Крыма, о переезде и о будущем в Украине.

 

Когда вы уехали из России?

- Где-то в октябре, кажется.

Типичный вопрос для человека, который бежал из одной страны в другую…

- А я никуда не бежал. Я свободный человек, имею право передвигаться и жить там, где я делаю выбор. Бежать значит прятаться. Почему вы так ставите вопрос?

Так говорят.

- Кто говорит? Задали тренд некие журналисты, что я бежал, что я уголовник. Уголовник – человек осужденный, беглый – когда он бежал от какой-нибудь меры пресечения, от подписки о невыезде, от домашнего ареста. У меня не было никакого статуса, не было никаких уголовных дел. Я совершенно спокойно передвигался, никто не предъявлял мне никаких претензий. Я сделал свой выбор – жить на Украине. Что это, запрещено что ли?

Нет, конечно. Что вы с собой взяли?

- Свою семью, детей…

Интересная ситуация сложилась вокруг вашего заявления о гражданстве. В нашей стране это очень острый вопрос — как граждане России получают украинское гражданство. Я, как человек, который не так давно его получил, могу об этом говорить. В последнее время президент не выдает украинское гражданство россиянам по тем или иным причинам. Но, насколько я понимаю, вы получили гражданство по указу (президента).

- Вот есть закон, и мы в демократическом обществе всегда добиваемся того, чтобы был один закон для всех. Я получил его в строгом соответствии с законом.

То есть вы передали все документы в миграционную службу?

- Абсолютно. Никаких привилегий для меня не существовало. Подробности рассказывать не хочу. Мы находимся на острие атаки всех российских спецслужб, СМИ и всего задействованного арсенала пропаганды.

Почему выбрали именно Украину?

- Понимаете, для меня Украина — такая же родина, как и Россия. Мы все из смешанных браков. Я родился в России, в Горьком, где жил до года. У меня отец военный, мы колесили по всему Советскому Союзу. Я сменил в своем время 12 школ. Поэтому Украина для меня такая же родина. Я детство проводил в Херсоне, Мариуполе, Евпатории. Я понимаю украинский язык. Моя бабушка всегда пела украинские песни. Для меня нет никаких различий. Дикость — это то, что сейчас происходит. Пять лет назад никто не мог такого представить. Мы могли воевать с кем угодно – Киргизией, Таджикистаном, Узбекистаном – в силу разности менталитета. Но с братским народом, Украиной… Это сумасшествие.

Но есть всегда главная мотивирующая причина, почему именно эта страна. Можно было выбрать Штаты, страны Западной Европы, Австралию, в конце концов. Почему вы выбрали Украину? Одно языковое, культурное пространство — или что?

- В силу моей работы в спецслужбах англичане мне предлагали работу, они формируют отдел по финансовым расследованиям Восточной Европы, предлагали идти туда. Американцы, безусловно, звали. Но я понимал, что, если в Америку уехать, оттуда уже не вернешься. Там очень легко имплементироваться в местную элиту, это многонациональная страна, и там можно быть достаточно успешным. Но поймите, мне 45 лет, я сформировавшийся человек, мне сложно менять свою психологию. Украинцы – такие же нормальные, как русские люди (из тех, которые адекватен). У меня друзья живут в Германии, они говорят: мы со своими соседями очень близко дружим, но они за 7 лет даже не пригласили выпить чашку чая. Понимаете, какой менталитет? А Украина – это мой родной дом. Киев я всегда любил, часто приезжал, даже когда жил и работал в Москве. Москва для меня никогда не была родным городом, это тяжелый город.

Во время конфликта вы приезжали сюда?

- Нет, потому что мы находились в межпарламентской группе по взаимодействию с Украиной. Все наши парламентские отношения закончились с конца 2013 года, когда начался Майдан. Тогда ситуация была крайне тяжелой.

Вы в своем первом интервью сказали, что дали показания прокуратуре о госизмене Януковича. Откуда вам это известно?

- Слушайте, ну было откуда-то известно, раз я обладаю определенными знаниями в этой области.

Говорят, у вас были тесные контакты с Сурковым, Нарышкиным, людьми, которые курировали тему Крыма и Донбасса.

- Нет, в этом отношении нет. У нас были контакты с теми людьми, с которыми мы взаимодействовали, работали в силу того, где я находился, в силу моей должности. Как говорится, в России все секрет и ничего не тайна.

Вы в прокуратуру сообщили только сведения о Януковиче или рассказали что-то еще? По планам России в отношении Донбасса, например.

- В марте начнется суд. Я буду давать показания, все будет известно. Давайте не предварять. Всех очень интересует жареный материал, эксклюзив, но я не хотел бы вдаваться в подробности раньше времени.

Почему вы вообще решили дать показания?

- Ко мне обратились с этой просьбой руководство Генпрокуратуры, и я, как гражданин Украины, посчитал это своим долгом.

Вы сделали это уже после того, как стали гражданином?

- Да.

Вы говорили, что чувствуете себя в некой опасности, находясь здесь. Это так? С чем это может быть связано?

- Понимаете, я же вижу, что организовывается покушение на Антона Геращенко, взрывается Павел Шеремет. Как считаете, это что, просто так происходит? Пьяные разборки?

 

Нет, лично я так не считаю. Павел Шеремет был моим другом.

 

- Все мы не глупые люди и понимаем. Посмотрите, какая сейчас творится истерика в российских СМИ. Меня растаптывают с грязью, придумывают, что это должен быть ужас-ужас. Значит, я наступил на что-то важное для них, я задел. В России сейчас власть сакральна. Никто не имеет права ее критиковать. А я все высказал, назвал вещи своими именами. И я вас уверяю: так думает огромное количество здравых людей. Но все боятся. Почему боятся? Я объяснил это в своей статье: потому что все взрослые мужчины в возрасте от 21 до 60 лет в России пропущены через тюрьму. Всех загнали туда. А кого туда еще не загнали, на всех есть свой крючок. Так же, как мне “организовали” хищение некого здания с людьми, с которыми я никогда в своей жизни не встречался, не видел их, не знал. Я не знаю, кто это такие! А самое смешное, когда, знаете, людям показывают фотографии, а они говорят, что они меня знают. Так вот, эти люди сказали, что они меня не знают. Но после того, как их арестовывали, сажали в СИЗО в Лефортово, у них проявлялись чудеса памяти и они говорили, что действовали со мной вместе. Вот это липовое дело, по нему надо судить всех, кто его фабриковал. Следователей, оперативных работников. Я очень хочу, чтобы они взяли и передали дело в Интерпол, чтобы нормальный справедливый суд рассмотрел сфабрикованную фикцию. Это позорище для страны, они с ним никогда никуда не пойдут.

Когда вы узнали, что на вас завели это дело? Вы же не просто так уехали в октябре.

- Я же вам рассказывал, как это происходило. Я занимался недвижимостью, играл на финансовом рынке, когда он рос в России, и приходили люди, когда шла приватизация в Москве, решить какие-то проблемы по недвижимости, оформить и продать. И мы этим занимались – я и юридическая компания определенная. Появился человек, я его не знал. Помимо того, что он “принес” нам несколько объектов, которые мы успешно реализовали, к нему был определенный кредит доверия. Он получил от меня обманным путем порядка 100 тысяч долларов и исчез.

Что это за человек?

- Олег Крылов. Как оказалось потом, ранее судимый наркоман, нигде не работающий, не имеющий образования.

И что, он такую схему провернул, будучи необразованным наркоманом?

- Так он заходил в налоговую любую, получал документы… Оказалось потом, что он был агентом ФСБ, который работал с налоговиком, который при определенных обстоятельствах по зданию, которое реально собирались украсть, умер при возбуждении уголовного дела. Я пошел и написал заявление на Крылова в Следственный комитет, и по моему заявлению возбудили дело, я был потерпевшим. Что дальше происходит: этот Крылов, оказывается, занимался похищением зданий вместе с бывшими сотрудниками ФСБ – Мурзиков, Шишаков и масса других. Это сотрудники управления К ФСБ, которые курировали кредитно-финансовую систему. Они грабили то, что сами курировали, а Крылов был у них “шестеркой”. Я тогда не знал всего этого массива. Он дал показания, мол, сдам всех ФСБшников, с которыми работал. И они начали ломать голову. И с 2010 года они встроили меня в схему хищения этого здания. А оказалось, что моя выгода от продажи должна была составить 65 тысяч долларов. А я такой идиот, профессор и доктор наук, иду сознательно на совершение преступления. Даю 100 тысяч долларов, зная, что получу на 35 тысяч меньше. Смысл какой? Когда они дошли до этого, стали чесать голову: что-то не склеивается. В итоге они берут самого известного обнальщика в Москве Качура, он ресторатор, арестовывают, ему за его дела можно пожизненное давать, и говорят: “А ты скажи, что ты Вороненкову принес миллион долларов 7 лет назад”. Представьте себе: человек принес мне 7 лет назад миллион, не взяв ни расписки, никаких подтверждений. И за 7 лет они не удосужились его хоть раз ко мне прислать с каким-то микрофоном, чтобы он потребовал свои деньги. Он сообщает эти сведения только после того, как они его посадили в Лефортово. Им главное— клеймо повесить: вор, мошенник. А за что, почему, неважно (более детально об этой истории написала “Новая газета” — прим.ред.) Вот вы начали с чего? Беглый депутат. Ребят, какой я беглый? От кого я скрываюсь? Я же не идиот. Я был следователем, старшим следователем, помощником прокурора, зампрокурора, я работал в этой системе и знаю, как она работает. Вы честный человек, а к вам приезжают, арестовывают. Назовите хоть одного человека, который вышел из СИЗО или был оправдан судом. Если человек арестован – все, он будет сидеть. Только чудесным образом люди, которые давали на меня показания, были освобождены или получили условный срок. Потому что цена покупки их совести – дача показания на меня.

А зачем им нужно было устранять именно вас?

- Это все происходило в режиме секретности до 2013 года. Я знал, что они фабрикуют под меня дело, но официально всегда отвечали, что никаких претензий ко мне нет. В 2013 году КПРФ начинает выдвигать меня на аудитора Счетной палаты, это достаточно высокая должность, уровень министра. И им нужно было меня сбить. Любое назначение – он враг. И они сказали, что я преступник. Появились первые публикации в прессе.
Узнают, что КПРФ дадут одну должность губернатора. Они знают, что в силу возраста и опыта работы – а я был и заммэра, и замгубернатора, есть опыт педагогической работы – по определенным критериям, безусловно, я подхожу и могу оказаться в той линейке кандидатур. И вот я сижу в ресторане в центре Москвы, на улице Петровке, в 50 метрах от Генеральной прокуратуры, вокруг находится человек 80. Сзади ко мне подбегает один из осужденных ФСБшников (осужденных по делу «Трех Китов»), бьет по голове при всех и убегает. В этот вечер я ни грамма не пил, поехал в больницу, сдал кровь. Все видеозаписи в ресторане пропали. Сказали, что была пьяная драка, которую устроил Вороненков. Никого из моих друзей не опрашивали. Так действует ФСБ. А утром уже вышла заметка, что я устроил пьяную драку. Ну как такой человек может назначаться губернатором? Всем нужна грязь, скандал, жареный факт. Я устал от этого. От лжи, подлости, лицемерия. Что сейчас происходит? “Новая газета” – это уже, к сожалению, не та газета, где были расследования при Юрии Щекочихине. Это сливной бачок власти.

Давайте вернемся к той публикации. Ваш бывший сослуживец по ФСКН считает, что вы свой отъезд заранее подготовили и записывали свои разговоры с высшими должностными лицами России.

- Это больные люди, я не могу комментировать. Может, на них там открыли новые уголовные дела, чем-то пригрозили. Там же все методы задействуются. Почему они вылезли? Утром выходит мое интервью, а вечером уже вбрасывается это. Вы считаете, это не звенья одной цепи? В чем была проблема предъявлять мне эти претензии на протяжении моей жизни? До 2011 года на меня не было ни одной дискредитирующей публикации. Все началось, когда меня начали выдвигать на какие-либо должности. Тогда я узнал о себе то, чего никогда не мог представить. Теперь я говорю: а еще я ем маленьких детей.

Вы говорили в своем интервью про российские выборы. Что вы знаете о тех схемах?

- Абсолютно фальшивые схемы, которые пытаются разрушить. Выборов честных нет нигде, просто переписываются протоколы и пишется новый результат. Если раньше были технологии – вбрасывались бюллетени, были карусели, — сейчас примитивно все. Никогда тебе прокурор не даст пересчитать бюллетени.

Тем не менее вы сами участвовали в выборах.

- Понимаете, человек считает, что может эту систему побороть. Я с ней боролся. У меня была одна из самых ярких одномандатных кампаний. Я провел огромное количество встреч, прошел ногами весь свой округ. Меня там очень хорошо знают. Узнаваемость всегда переходит в электоральность. Но такие чудеса в России не распространены. Эта технология применялась не только ко мне, но и к людям, которым сказали, что в Думе им не место. В частности, Оксана Дмитриева в Петербурге, Михаил Гартман в Челябинске и другие. С ними невозможно было конкурировать! А они никуда не прошли. Сейчас будут такие же президентские выборы.
 

Давайте обсудим вашу позицию по Крыму и Донбассу. Пользователи отрыли фотографии из Крыма в вашем твиттере, и там вы пишете, что поддерживаете присоединение Крыма.

- Это уже действует определенная технология. У меня был сломан твиттер месяц назад. Там было 60 тысяч подписчиков, и вот фотография с Крымом на аватарке я стою в форме. Я ее специально надел и сделал под выборы в 2016 году. В 2014-м ее там не было. А сейчас от моего имени там поздравляют Захара Прилепина.

Но технологии не позволяют менять старые твиты. Просто делают новые со старой аватаркой. Год как они поменяли?

- Понятия не имею. Я уже здесь попросил местных хакеров, чтобы они что-то сделали, они не могут. Взломали почту, которая привязана к твиттеру, сломали пароль твиттера. Я не могу зайти и удалить аккаунт.

 Если вернуться к позиции, как вы думаете, Россия вернет Крым Украине?

- Я думаю, что это вопрос времени. При нынешнем режиме, конечно, не отдаст и пойдет на все, включая кровопролитие. Но со временем, думаю, этот вопрос разрешится в пользу Украины. Как говорится, кто умеет ждать, тому достается все. Просто украинцам надо быть терпеливыми. К сожалению, это произошло. Виновата и Украина, которая не проявила волю. Мы же знаем, что 90% сотрудников СБУ остались при ФСБ. Но это личная трагедия. Почему люди не уехали сюда? У них там квартиры, жилье… Проблема гигантская. Но для России это неподъемный регион, она им “подавится”. Сейчас в России происходит огромное количество дисбаланса, не строятся дороги, прекращается многое из того, что делалось, чтобы покрыть расходы на Крым. Все это приведет к внутренней турбулентности России, которая уже сейчас происходит. Кавказ финансируется гораздо лучше.

Вернемся к событиям 2014 года. Кто из высшего окружения, депутатов Госдумы выступал против аннексии непублично?

- Огромное количество людей. Мы разговаривали как-то с Ильей Пономаревым, считали, что человек 40 проголосует против. Он говорил, что, когда оказался один, реально испугался. Конечно, он уже находился в глубокой оппозиции к власти и публично об этом говорил. Он свою позицию отстаивал до конца. А многие другие понимали, что для них это будет чревато… Минута славы и 10 тысяч лет бесчестия. Мне было прямо сказано: вот здесь, в 50 метрах от Госдумы, тебя уже ничего не спасет. Зная проблемы, которые мне инкриминировали с 2013 года, я уже взвешивал, что решит мой голос. Если я скажу, что думаю, что я получу? Получу то, что будет растоптана моя семья – ничем не побрезгуют. Я понимал методы этой власти. Они даже не НКВДшные, не сталинские. Это такой симбиоз подонков и ничтожеств, которые все уничтожат и растопчут.

Вы же говорили, что не сами голосовали.

- Конечно. Да, я уклонился. Безусловно, это слабость. Я понимал, что это ошибка. Ошибка власти, которая приведет к большим проблемам для страны. На тот момент я не строил свою жизнь так, что уеду потом в Украину. Любой человек связан прежде всего бытом. Мы заложники. Где мы живем? Где есть жилье, возможность что-то делать, где дети учатся. Поэтому я считаю, можно было действовать более решительно, но это очень сложно. Надо понимать те реалии, которые происходят в России. Вот моя жена просто улетела на время голосования. Ее не было в России в период голосования, и в фейсбуке она выкладывала фото из другой страны. Каждый показывал, как мог, что он нормальный человек.

Но не сопротивлялся.

- Понимаете, власть пыталась всех замазать в этом дерьме. Решение об аннексии принимал один человек. Все нормальные люди были против. Включая его близкое окружение.

Ну что, Сурков был против?

- Конечно.

Он был идеологом.

- Он был категорически против, чтоб вы знали. Потому что он умный человек.

Тем не менее мы знаем роль Суркова во всей этой «Русской весне».

- Я не знаю его роли, но точно знаю, что он был против присоединения Крыма.

А войны на Донбассе?

- Ничего не могу об этом сказать.

В своем интервью вы сказали, что хотите быть полезным для Украины. Чем? Что собираетесь делать?

- Работать в силу своего жизненного опыта. Я юрист, у меня более 100 научных публикаций, много книг издано.

Работа в силовых ведомствах…

- Да, я считаю, таких людей, как я, которые знают российское право… Я могу готовить документы к Гаагскому трибуналу, Нюрнбергу. Я военный человек. Есть масса вещей, которые предложены.

То есть вы хотите работать на государство?

- Ну, я всегда это делал. Я не бизнесмен.

 

Фигура Вороненкова вызывает огромный резонанс в российских СМИ, но многим он отказывает в общении. В различных пабликах, которые якобы основаны на утечках из Кремля и на которые ссылаются независимые российские СМИ, началась целая кампания, разоблачающая Вороненкова. Редакция Громадского понимает, что в своем интервью бывший народный депутат всячески пытается отбелить свою репутацию и играть на критике российской власти, соратником которой был до последнего времени. Несмотря на то, что этот человек очень быстро получил украинское гражданство, мы считаем, что этот разговор имеет общественный интерес.