UAEN
С чего начиналось дело Гандзюк, или что не так с Алешковским лесом?
9 марта, 2019

Виктория Рощина

Весной прошлого года пожар уничтожил более 600 гектаров Алешковского (Олешковского) леса в Херсонской области. Советница городского головы Херсона Екатерина Гандзюк подчеркивала: лес жгут для того, чтобы продавать.

В июле 2018 года на Катю Гандзюк было совершено нападение. В ноябре она умерла. В прокуратуре заявили: слова активистки о поджоге леса — вероятная причина совершения преступления против нее.

Это дело тянется уже полгода. По нему проходят восемь человек. Среди них — бойцы добровольческих батальонов, бывшие правоохранители, чиновники. Вопрос «Кто заказал Катю Гандзюк?» стало одним из главных из тех, что задают правоохранительным органам и властям.

Но что с самим Алешковским лесом? Древесину из него продолжают вывозить. Поджог леса — это одна из составляющих схемы нелегальной вырубки: обгоревшие деревья надо вырубать, и их все еще можно продавать.

Наши источники в правоохранительных органах объясняют, что ранее незаконную вырубку в Олешковской лесу контролировал бизнесмен Сергей Брага, который, как говорят в прокуратуре, присутствовал на встрече подозреваемых в убийстве Екатерины Гандзюк, где они обсуждали, как причинить ей повреждения. Сейчас, говорят наши источники, схемой поджога и вывоза леса пользуется херсонский предприниматель Николай Урманов — близкий знакомый семьи Алексея Левина-Москаленко, одного из подозреваемых в убийстве Гандзюк. Сам Урманов это отрицает.

Кто был заинтересован в бизнесе на использовании Алешковского леса?

Во-первых, Владислав Мангер — председатель Херсонского облсовета и подозреваемый в организации убийства Екатерины Гандзюк. Несколько лет он пытался создать в этом районе национальный парк «Гилея». Активисты говорят, это бы позволило ему стать монополистом по вырубке леса.

Контролировать на месте работу парка, говорят активисты, должна организация «Никто кроме нас». Ее представитель — Александр Ковалев— весной 2014 года помогал бежать бойцам «Беркута». Владислав Мангер связи с организацией «Никто кроме нас» отрицает. Напротив, утверждает, что просто боролся за сохранение леса.

Во-вторых, без согласия главы области Андрея Гордеева ничего бы не происходило — об этом в своих постах писала Екатерина Гандзюк. Но губернатор уверяет, что не влиял на решения, связанные с Алешковским лесом.

В-третьих, место пожара в Алешковской лесу — вблизи Йодовых озер. Этой территорией, говорят активисты, интересуется заместитель губернатора Евгений Рищук — рядом расположен его конный клуб «Гран-Прикс». О вероятной причастности Евгения Рищука к поджогу леса заявлял и генеральный прокурор Украины. Впрочем, сам Рищук, ныне отстраненный от работы, все отрицает.

Мы поехали в Алешковский лес и выяснили, куда именно вывозят из него древесину, насколько это законно и кто в этом заинтересован.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Кто такой Владислав Мангер и почему его подозревают в организации убийства Екатерины Гандзюк