UAEN
Соратники Немцова о приговоре
13 июля, 2017
271ab4dec5bb00869

Суд РФ огласил приговор по делу об убийстве политика Бориса Немцова.

Обвиняемого в убийстве Заура Дадаева приговорили к 20 годам в колонии строгого режима. Других подозреваемые, а именно Анзор Губашев, Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев получили соответственно по 19, 16, 14 и 11 лет соответственно.

Ранее обвинение просило для Дадаева пожизненное заключение.

Суд зачтёт всем пятерым время содержания под стражей, то есть более двух лет (подозреваемых задержали в начале марта 2015-го).

Громадское спросило соратников Бориса Немцова об их отношении к приговору.

Вадим Прохоров (адвокат семьи Бориса Немцова): «Убийство Немцова не раскрыто» 

Фото: RFE/RL

«На скамье подсудимых и даже хотя бы под стражей до сих пор нет ни организаторов, ни заказчиков. Это было весьма ущербное следствие и достаточно ущербный суд с ущербным результатом. Я так понимаю, что это сознательная позиция путинской власти, заключающаяся в том, что какую-то часть исполнителей вроде как нашли. Но организаторов и заказчиков на данный момент особо не ищут, хотя есть выделенное дело. Это становится первоочередной проблемой.

Совершенно ясно, что следы ведут к ближайшему окружению Рамзана Кадырова. К Руслану Геремееву (непосредственному начальнику Заура Дадаева), который сегодня был осуждён. К его близким родственникам братьям Делимхановым.

То, что не торопится делать следствие, будем добиваться мы. Мы используем все возможные механизмы, в том числе международные. Мы будем инициировать поиск организаторов и заказчиков. Очень хорошо, если Путину и его окружению везде будут задавать вопрос не только о Крыме и Донбассе, что тоже немаловажно, но и об организаторах и заказчиках убийства Бориса Немцова.

Следствие предоставило, как мы полагаем, неоспоримые доказательства того, что и Заур Дадаев, и его коллега по спецоперациям Беслан Шаванов (погиб при задержании в марте 2015-го) и Анзор Губашев - это люди, которые самым непосредственным образом принимали участие в исполнении данного убийства. И следствие представило также определённые доказательства того, что стрелком был Заур Дадаев, с чем согласились коллеги присяжные.

Лишь после не только установления, но и привлечения к уголовной ответственности организаторов и заказчиков можно говорить о раскрытии преступления. На сегодняшний день убийство Немцова не раскрыто».

Ольга Шорина (помощница Бориса Немцова): «Важно напоминать, что это политическое убийство»

Фото со страницы Ольги Шориной в ФБ

«Как я понимаю, озвученный сегодня приговор, не что-то новое - это логическая процедурная часть по итогам приговора присяжных. Самое главное, что убийство по-прежнему не раскрыто. Не названы и не пойманы организаторы и заказчики преступления.

Нужно требовать от следствия расследовать убийство в полном объеме - напомню, следствие в отношении организаторов и заказчиков было выделено в отдельное производство. Важно, чтобы это дело реально расследовалось, а не было по традиции российского следствия замято. Важно так же напоминать, что это политическое убийство.

Ну вот, например, можно начать с допроса всех, кого требовали допросить в ходе следствия и суда представители потерпевших, в том числе Руслана Геремеева, Рамзана Кадырова, Виктора Золотова, Адама Делимханова».

Илья Яшин (политический соратник Бориса Немцова): «Это неадекватно мягкий приговор»

Фото "Новая газета", Евгений Фельдман

«На скамье подсудимых оказалась лишь часть исполнителей. Подчёркиваю: часть! Даже исполнителей не всех взяли. Дело не может считаться раскрытым до тех пор, пока организаторы и заказчики преступления находятся на свободе. Они не то, чтобы не пойманы, их никто, судя по всему, и не собирается ловить. Дело по заказчику выведено в отдельное производство и пылится в столах Следственного комитета. Что касается исполнителей, то часть из них на скамье подсудимых. Большая часть из них, очевидно виновна. Есть сомнения по одному из подсудимых, по Бахаеву. В отношении всех остальных вина с моей точки зрения вина, с моей точки зрения, полностью установлена. Ну и по крайней мере отчасти справедливость восстановлена. 

Приговоры очень мягкие, особенно в отношении Дадаева, человека, который непосредственно убивал Немцова, который стрелял в него. Судья назначил ему всего лишь 20 лет. Для сравнения украинский режиссёр Сенцов тоже получил 20 лет. Хотя Сенцов никого не убивал даже по версии следствия. Это, конечно, очень мягкий, неадекватно мягкий приговор. О причинах такого вердикта можно только догадываться.

Но это очень опасно для российского общества. Потому что какие бы ни были мотивы у судьи: испугался, либо политическая целесообразность. Такой приговор может быть поощрением для будущих политических убийств в нашей стране. Пожизненный срок в какой-то степени мог бы быть сдерживающим фактором. Но поскольку его нет, сами судите, что будет дальше…

Пока всё идёт по инертному сценарию. По которому, например, разваливалось дело по заказчику убийства Анны Политковской. Никакой работы следователи не ведут. И российские власти видимо расчитывают на то, что общество будет удовлетворено  приговорами исключительно для исполнителей. Но задача российского общества не дать этому делу запылиться и оказывать публичное давление на власть с требованием, чтобы все причастные к этому преступлению в конце концов оказались на скамье подсудимых. У нас для этого не так много возможностей, но всё, что в наших силах мы сделаем. Мы обсуждаем общественную кампанию с требованием привлечь всех, кто причастен к этому преступлению к ответственности».