UAEN
Спецпроект «Серая зона». «Нескорая медицинская помощь» на линии фронта
28 апреля, 2017

Анастасия Канарева, Богдан Кинащук

Сколько ждать скорую в прифронтовых селах? Какую помощь можно получить в местных фельдшерских пунктах, и почему военные медики принимают гражданских? Как лечится мирное население в зоне АТО, пока в Киеве активно обсуждают реформу здравоохранения, — выясняли журналисты Громадского в очередном эпизоде ​​спецпроекта «Серая зона».

Сельский фельдшер: 9 лет без нового оборудования

— Чтобы кто-то пришел, и я отказала в помощи — никогда такого не было... Галя выходит со двора своего дома. Найти его просто — посреди двора стоит перевернутый на бок старенький «москвич». Женщина живет в селе Возрождение на Светлодарской дуге. Мы наконец застали ее дома, до этого она долго лечилась в Бахмуте.

Сельская фельдшер Галя восемь лет работает на два села - Возрождение и Роты Screenshot с видео Громадского

Женщина восемь лет работает фельдшером на два села — Видродження и Роты. Это почти 200 пациентов. Когда она сама едет лечиться, то медицинскую помощь люди получают в 10 километрах отсюда — в соседнем поселке Мироновский. Общественный транспорт туда не ездит. Поэтому жителям села приходится платить за такси. Многим не по карману, ведь остались здесь в основном пожилые люди, которые живут на одну пенсию.

— Из оборудования сейчас ничего нет. Есть тонометр и глюкометр, больше 9 лет ничего не давали, — Галя показывает фельдшерский пункт, в котором принимает пациентов.

Приемная фельдшера в селе Видрождення Screenshot с видео Громадского

Здесь темно и холодно, но очень чисто. Центрального отопления нет, как и горячей воды. Сельсовет купил электрический обогреватель — его фельдшер ежедневно приносит на работу из дому, чтобы не украли. Есть кушетка для медосмотра, покрыта теплым одеялом, старенький стол и несколько шкафчиков для лекарств. В углу комнаты стоит давно поломанный кварц (прибор для обеззараживания воздуха).

— В таких условиях приходится работать. Хотелось бы, конечно, что-то улучшить, чтобы хоть против гриппа были препараты. Но где их взять, — жалуется фельдшер.

Если кому-то в Ротах или Видродженне нужна скорая — ее вызывают с Бахмута. Добраться сюда можно не менее, чем за час, ведь дорога разбита военной техникой. Иногда приезжают поздно.

Такая ситуация типична для населенных пунктов на линии фронта. В соседней Луганской области, по данным Министерства здравоохранения, проблемы с доступом к медицинским услугам имеют жители трех прифронтовых районов — Попаснянского, Новоайдарского, Станичнолуганского. Не хватает врачей - многие из них выехали из-за боевых действий.

Донецкая же военно-гражданская администрация данных о ситуации с медобслуживанием на линии фронта не имеет, — такой ответ мы получили на наш запрос.

Приемная фельдшера в селе Видрождення Screenshot с видео Громадского

Больница на линии фронта: выжить на 900 тысяч из необходимых 3 миллионов

Там, где проблему не может решить государство, помогают международные организации. В основном они поддерживают больницы медикаментами и оборудованием.

Яна — из Горловки, но с начала войны работает в Международном Комитете Красного Креста в Славянске. Мы встречаемся в тот день, когда ее команда везет лекарства и шкафы в больницу и амбулаторию Светлодарска. Выезжают из офиса пораньше, — дорога к городу полностью разбита.

— Мы помогаем амбулаториям лечить пять хронических заболеваний. Лекарства передаем семейным врачам, — объясняет Яна.

Эти пять болезней — это гипертония, диабет, астматические расстройства, хронические заболевания легких и ишемическая болезнь сердца.

— Во время войны внимание сосредоточено на военной медицине, лечении раненых, все остальное - второстепенно. Но есть целый пласт хронических заболеваний, которыми страдает большой процент населения. Эти люди постоянно нуждаются в лекарствах, которые не могут купить из-за отсутствия доступа и денег, — говорит Яна.

Там, где проблему не может решить государство, помогают международные организации, в том числе — Международный Комитет Красного Креста Screenshot с видео Громадского

Сейчас именно эта программа Международного Комитета Красного Креста покрывает около 300 тысяч людей в прифронтовой зоне. Это значительная поддержка, говорят врачи, но не молчат о недофинансировании государством.

— В этом году мы просили на медикаменты, реактивы и другие необходимые материалы 3 миллиона гривен. Но пока получили из госбюджета только 900 тысяч, — рассказывает Геннадий Гуржий, главный врач Светлодарской больницы, в которую на этот раз приехала команда Красного Креста.

Главный врач Светлодарской больницы Геннадий Гуржий Screenshot с видео Громадского

Это медучреждение сильно повредили обстрелы в 2014 - 2015 годах, но медики продолжали работать в уцелевших корпусах. Больница обслуживала не только город, но и прилегающие села до границы с Луганской областью. За государственные средства отремонтировали только одно помещение, которым теперь пользуются военные. Остальные понемногу восстанавливают международные организации. Уже закончили ремонт в операционных, — скоро здесь смогут оперировать.

— Если бы не помощь международных организаций, нам не было бы вообще, на кого надеяться, — говорит главный врач.

Операционная Светлодарской больницы, которая была повреждена обстрелами в 2014 - 2015 годах, отремонтирована за счет международных организаций Screenshot с видео ГромадскогоМедперсонал лечебных учреждений прифронтовой зоны говорит о значительной международной поддержке, но также не молчит о недофинансировании государством Screenshot с видео Громадского

Военные медики-волонтёры на службе у мирных жителей

— Гражданская скорая сюда не всегда приезжает. А мы здесь постоянно, поэтому и помогаем жителям. Часто люди приходят уже с назначенным лечением и просят необходимые лекарства, потому что им финансово трудно.

Юля — волонтер команды ASAP Rescue — парамедиков, которые эвакуируют раненых военных с поля боя. С английского ASAP расшифровывается «as soon as possible» — «настолько быстро, насколько возможно». Организация существует на пожертвования украинцев. Кроме помощи Вооруженным силам (это их основная задача), ежедневно парамедики по собственной воле принимают жителей сел на линии фронта. Мы застали их в Курдюмивке, неподалеку от Горловки. Здесь они бывают раз в неделю.

Юля (справа) — волонтер команды парамедиков, которые эвакуируют раненых военных с поля боя - кроме помощи военнослужащим принимают жителей сел на линии фронта Screenshot с видео Громадского

Команда медиков ASAP Rescue бывает в Курдюмовке раз в неделю Screenshot с видео Громадского

Как только машина ASAP Rescue подъезжает к зданию медпункта, как к нему сходятся люди. Большинство — пенсионеры, также мамы с маленькими детьми. Образуется большая очередь, но Юля внимательно осматривает каждого пациента — слушает, меряет давление, изучает симптомы. Ни один не выходит из кабинета без лекарств.

Пришла на прием и Таня, хотя сама и работает в сельском медпункте Курдюмовке — убирает, следит за зданием. У нее — осложнения после гриппа: получила необходимые лекарства и успокоительное. На него тут с недавних пор особый спрос, ведь в селе, где прошлый год был сравнительно спокойный, теперь снова слышатся обстрелы. Рядом — Майорск, за ним — уже неподконтрольная территория.

— Когда Курдюмовку недавно обстреляли и убило парня, скорая из Торецка не приехала, — говорит Таня.

В большинстве случаев гражданская скорая помощь сюда не доезжает. Причина — опасность обстрелов и плохая дорога, по которой трудно передвигаться даже военным транспортом ASAP. За помощью нужно ехать в Торецк или Бахмут, а это не близко. Кроме того, в селе нет аптеки, последнюю закрыли еще в советское время. Поэтому без помощи парамедиков здесь было бы совсем тяжело, говорят люди.

Большинство пациентов больниц и фельдшерских пунктов «cерой зоны» на Донбассе — пенсионеры, а также мамы с маленькими детьми (в кадре — коридоры Светлодарской больницы) Screenshot с видео Громадского

«Серая Зона» — репортажный спецпроект Громадского о последствиях войны на Донбассе, и о том, как изменился регион и судьбы его жителей.

Читайте также этот материал на украинском языке