UAEN
Существует ли морская блокада Азова?
25 сентября, 2018

Константин Реуцкий

«Азовский кризис» последних месяцев — одна из главных тем украинских медиа и политиков. Большинство оценок пессимистичны. Самое распространенное утверждение — «мы теряем Азов». Громадское посетило Мариуполь, чтобы выяснить, что происходит в Приазовье, и пообщаться с теми, кого непосредственно коснулась так называемая блокада.

История обострения

В этом году в марте украинские пограничники задержали отечественное рыболовецкое судно «Норд». Оно ходило под российским флагом.

С тех пор ситуация в Азовском море начала обостряться.

За два месяца в ответ на задержание «Норда» россияне арестовали две украинских рыболовецких лодки. Рыбаков обвинили в браконьерстве.

Российская Федерация постепенно наращивает военно-морские силы в акватории Азова и, по словам экс-заместителя начальника Генштаба ВСУ Игоря Романенко, уже якобы перебросила 40 боевых кораблей.

Российские пограничники теперь чаще останавливают для проверки суда, направляющиеся в украинские порты. Некоторые корабли, как утверждают эксперты, проверяют несколько раз за один рейс.

Всего в акватории Азовского моря с апреля по сентябрь этого года российские пограничники остановили для проверок 148 торговых судов.

Из-за возведенного моста, соединившего российский Таманский полуостров с Керченским в аннексированном Крыму, замедлилось прохождение судами Керченского пролива. Причина не только в проверках российских пограничников, но и в том, что крупнотоннажные суда типа «Панамакс» больше не могут ходить в Азове — они просто слишком высокие для этого.

На рейде в Керчи ежедневно контроля ждут до 400 судов. Россияне уже дважды делали публичные заявления, называя украинских пограничников пиратами и оправдывая этим действия своих силовиков в акватории.

Госдеп США назвал действия России попыткой дестабилизировать Украину. Америка призвала РФ прекратить создавать препятствия международному судоходству в Азовском море.

По данным BBC, из-за так называемой блокады Азова Мариупольский торговый порт в январе-феврале 2018 годов недополучил 146 млн грн ($5,2 млн США) дохода по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Потери

Почти $2,85 млн США недополучил порт в Бердянске. Объемы экспортных грузов украинских портов на Азовском море в этом году уменьшились на 10%. В основном за счет металлургической продукции. Если в прошлом году через мариупольский порт шло 35% всего украинского экспорта черных металлов, то в 2018 году этот показатель сократился до 27%.

Доля Бердянского порта в металлургическом экспорте сократилась с 3,35% до 1,3%. В то же время выросли объемы экспорта сельхозпродукции через азовские порты.

Не настолько плохо, как ожидалось

Представители мариупольских компаний, работающих с грузами сельхозпродукции, говорят, что не почувствовали на себе негативных последствий «азовского кризиса». Более того — они стараются избегать слова «блокада».

«Блокадой ее можно назвать только условно, — говорит морской агент Александр Мирошниченко, компания которого выступает посредником между украинскими портами и судовладельцами, работая преимущественно с грузами зерновых культур. — Есть определенные требования, которые российская сторона поставила для прохода через Керченский пролив. Суда проверяются. В очереди на проверку ждут от одних до четырех суток. А по словам представителя Госпогранслужбы Олега Слободяна, в ожидании проверки на рейде Керчи некоторые суда могут провести даже неделю. Это зависит от количества судов и от погодных условий».

Сама проверка, по словам Мирошниченко, длится от одного до трех часов — в зависимости от размеров судна и от поведения экипажа. Он говорит, все происходит без давления и угроз, российские пограничники ведут себя вежливо.

Иного мнения украинские пограничники, мол, россияне в последнее время прибегают к процедурным нарушениям — не составляют или не предоставляют капитанам судов актов о прохождении осмотра. Делается это будто бы для того, чтобы избежать ответственности по искам от судовладельцев. Некоторые из них реагируют на задержки достаточно нервно, ведь это приводит к увеличению затрат на топливо и зарплату экипажам.

Участились и остановки россиянами грузовых кораблей для повторной проверки уже в акватории Азовского моря. Об этом говорит директор по оперативной деятельности «УкрТрансАгро» Андрей Леонидов, компания которого владеет зерновым терминалом в мариупольском порту:

«Кроме проверок в Керченском проливе Госпогранслужба ФСБ РФ повторно останавливает судна уже в акватории Азовского моря, на так называемом Бердянском поворотном круге. Это еще на несколько часов удлиняет время постановки судов на загрузку в наш порт».

Но и он считает, что о настоящей блокаде говорить преждевременно. По словам Леонидова, в начале лета они готовились к худшему.

«За этот период только один корабль не смог стать к нам под погрузку-за своих размеров, — говорит Леонидов. — Задержки, связанные с проверками, мы компенсируем судовладельцам за счет более быстрой загрузки».

Директор по оперативной деятельности «УкрТрансАгро» Андрей Леонидов у зернового терминала в мариупольском порту, находящегося в собственности компании, Мариуполь, Донецкая область, 15 сентября 2018 року. Фото: Андрей Рогозин/Громадское

И Мирошниченко, и Леонидов пока не заметили со стороны россиян искусственного осложнения проверки судов, следующих в украинские порты. По их словам, в очереди на проверку стоят как украинские, так и российские суда. И процедура контроля продолжается примерно одинаково.

«Не думаю, что цель россиян — подавление украинского рынка, — говорит Александр Мирошниченко. — В целом на номенклатуру рынка это повлияло не сильно. Суда, как и раньше, приходят, разгружаются, загружаются. Процесс продолжается».

Соглашается с ним и Андрей Леонидов:

«У судовладельцев есть определенная обеспокоенность, но вообще мы работаем в штатном режиме. Как и раньше, все отгружается в определенные сроки, в соответствии с номинациями и планами».

Мариупольские рыбаки из-за действий российских пограничников теперь не рискуют выходить в море дальше 12-мильной прибрежной зоны — боятся, что их задержат: «Все сейнеры ходят скопом в двух милях от Бердянской косы».

Подходить к крымскому побережью тоже опасно — россияне считают это своей прибрежной зоной. Встреча там с российскими пограничниками уже не ограничится осмотром — и судно, и экипаж арестуют за «незаконный вылов рыбы».

Все это, безусловно, влияет на объемы вылова. Но пока не критично. Как говорят некоторые из рыбаков, это влияет на них не больше, чем ухудшение экологической ситуации из-за опасных выбросов металлургических комбинатов «Метинвеста».

Однако большинство украинских экспертов видит в усилении российского присутствия на Азове угрозы как для безопасности, так и для экономики региона.

Мариупольские рыбаки из-за действий российских пограничников теперь не рискуют выходить в море дальше двенадцятимильной прибрежной зоны. Мариупольский торговый порт, Донецкая область, 15 сентября 2018. Фото: Андрей Рогозин/Громадское

Экономика

По мнению руководителя «Агентства развития Приазовья» Константина Батозского, украинские порты на Азове несут убытки. В частности причиной называет и ограничения высоты. После возведения Керченского моста мариупольский и бердянский порты больше не загружают суда класса «Панамакс» (Panamax) ( длина  — около 290 м, ширина  — 32, высота — 58, осадка — 12 м — ред.).

«По подсчетам мариупольского порта, они недосчитались около 140 лодок, которые в нормальных условиях туда приходили, принимали более чем 40 тысяч тонн груза и везли его на дальние рынки, как-то Америка, Азия, Китай», — говорит Батозский.

По его мнению, это крайне негативно повлияет на работу мариупольских металлургических комбинатов. Сырье и продукцию приходится возить по железной дороге, из-за чего их себестоимость растет.

Кроме того, через единственный перегон, соединяющий Мариуполь с украинскими железными дорогами, может пройти только 52 пары составов ежедневно, что ограничивает возможности комбинатов.

Батозский считает, что до сих пор Россия лишь демонстрировала свои возможности. А в случае, если произойдет настоящая блокада, мариупольским комбинатам будет очень трудно. Реализуют ли  россияне такой сценарий, не в последнюю очередь зависит от усилий украинских чиновников в дипломатической и безопасностностной сфере. Батозский замечает, что еще сильнее ситуация повлияет на Бердянск, где порт является главным градообразующим предприятием:

«Если ситуация будет обостряться, эти порты не смогут развиваться, не смогут диверсифицировать номенклатуру грузов. И это уже является огромной проблемой для всего региона».

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин в комментарии Громадскому сказал, что считает, что Россия злоупотребляет положениями украино-российского соглашения от 2003 года. Согласно ему Азовское море признано внутренними водами двух государств, а Украина и Россия имеют право контролировать всю акваторию Азова.

Российская сторона, по мнению Климкина, осуществляет этот контроль таким образом, чтобы исключить украинское судоходство. Министр считает, что эти действия — часть хорошо просчитанной стратегии давления на Украину для политических уступок.

Мариупольский торговый порт, Донецкая область, 15 сентября 2018. Фото: Андрей Рогозин/ГромадскоеМариупольский торговый порт, Донецкая область, 15 сентября 2018. Фото: Андрей Рогозин/Громадское

Безопасность

Украинские пограничники во время патрулирования наблюдают от трех до пяти российских военных кораблей в день. Это больше, чем в прошлом году.

Ранее россияне к провокациям не прибегали. Но уже 13 августа в районе Должанской косы российский пограничный сторожевой катер приблизился на расстояние 10 метров и сделал несколько опасных маневров вокруг украинского катера морской охраны.

Пограничники называют такие действия нарушением Международных правил предупреждения столкновения судов в море и провокацией российской стороны.

«Это первый случай, когда пограничники РФ позволяют откровенно агрессивные, демонстративные и опасные действия в Азовском море в отношении украинских пограничников, — говорит пресс-секретарь Госпогранслужбы Олег Слободян. Он не сомневается, что это была сознательная провокация. — Скорее всего, Россия таким образом пытается показать, что они-де являются хозяевами Азовского моря».

Украинские пограничники на провокацию не поддались. Но, по словам Слободяна, и тогда, и в будущем «готовы применять все имеющиеся силы и средства для защиты частной украинской границы».

Слободян уверяет, что ситуация на Азовском море контролируема и прогнозируема для пограничников. Российских военных кораблей, по его словам, украинские пограничники в акватории Азова не наблюдают. Он сомневается, что они вообще заходят в Азов. Поскольку из-за своей глубины и течений Азовское море делает невозможным маневрирование крупных кораблей и лишает смысла их использование.

В начале сентября Совет национальной безопасности и обороны Украины решил усилить украинское военное присутствие на Азове и создать там группировку ВМС Украины. Уже через несколько дней в Бердянск перебросили 2 бронированных артиллерийских катера.

По информации «Правительственного портала», для отражения агрессивных действий Российской Федерации в этом регионе Украины уже до конца года планирует создать базу военно-морских сил на Азовском побережье.

США тоже обещают Украине помощь в защите азовских рубежей. Американское правительство уже предоставило Украине станцию ​​слежения за морскими целями, и поддержка США, по словам специального представителя Госдепартамента Курта Волкера, этим не ограничится.

«Мы не признаем претензии России на акваторию Азовского моря. Мы считаем, что присутствие российских военных там — это очень агрессивный и провокационный шаг. И нас это очень сильно беспокоит», — сказал Волкер Громадскому.

Мариупольский торговый порт, Донецкая область, 15 сентября 2018. Фото: Андрей Рогозин/Громадське

Перспективы

Что делать Украине, чтобы не потерять Азовское море и морские пути через Керченский пролив? Большинство экспертов видят решение в усилении дипломатического давления на РФ и наращивании военного потенциала в Приазовском регионе.

Об этом говорят и в правительстве.

«Во-первых, будем последовательно двигаться по нашему иску против России в рамках арбитража и Конвенции по морскому праву, — говорит Павел Климкин. — Во-вторых, вместе со странами, чьи суда ходят через Керченский пролив, мы хотим создать общий фронт для реагирования на нарушение Россией морского права. В-третьих, конечно, — это военный компонент. Нет решения только в одной сфере».

Константин Батозский видит выход в денонсации соглашения о совместном использовании акватории Азовского моря и проведении скорейшей делимитации морской границы:

«Для России граница Украины начинается уже на берегу, а не внутри акватории. Нам надо пройти все процедуры делимитации и привлечь к этому страны Большой Семерки. Чтобы все великие державы признали нашу границу в Азовском море».

По словам Константина Батозского, Украина не должна признавать контроль РФ над Керченским проливом, ведь тогда это, по сути, станет отказом от Крыма.

«Они никогда не признают нашу территорию, наши границы, — говорит он. — Но это не значит, что мы должны спокойно наблюдать за развитием ситуации. Мы должны активно защищать свою позицию. Потому что сегодня они возьмут Азов, а завтра скажут, что их экономические интересы включают Одессу. Ну как с этим мириться? Надо воевать. Должны воевать».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мины и море: история рыбаки с прифронтового Бердянского