UAEN
Цифровая экономика в авторитарном государстве. Как Беларусь пытается стать IT-страной
29 января, 2018
A5f9c3a136d19d8b3
Александр Лукашенко, Всеволод Янчевский, IT-предприниматель Виктор Прокопеня, инвестор Михаил Гуцериев. 13 марта 2017 Фото: president.gov.by

«Сингапур Восточной Европы», «Гонконг славянского мира», «IT-гавань» — как только не называют Беларусь после принятия декрета «О цифровой экономике».

«Зарабатывая себе, не забывайте, пожалуйста, что вы живете в конкретном государстве», — заявил Александр Лукашенко на встрече с ІТ-специалистами в конце прошлого года.

Президент Беларуси Александр Лукашенко подписал декрет и назвал его «революционным». Громадское разбиралось, действительно ли этот документ «революционный», как считают в Минске, и какие у него есть плюсы и минусы.

Как работала IT-отрасль в Беларуси до декрета?

В стране более 10 лет существует Парк высоких технологий (ПВТ) — специальный льготный режим для IT-сферы. Новый декрет существенно расширяет этот режим. То есть, декрет, по сути, регулирует деятельность Парка высоких технологий.

ПВТ начал работать в Беларуси в 2005 году. Сначала это была территория в Минске, на которой располагались офисы ІТ-компаний. Со временем инфраструктура разрасталась: появились жилые дома, школа, детский сад и т. д.

Позже, когда участников проекта становилось все больше, ПВТ начал работать по принципу экстерриториальности. То есть резидентом могла стать компания, которая находится в каком-либо белорусском городе, не обязательно Минске.

В отчете Ernst&Young говорится, что с 2005 по 2016 годы экспорт IТ-услуг и продуктов из Беларуси вырос в 30 раз. По прогнозам компании выручка компаний ПВТ в 2020 году составит $1,3-1,4 млрд, при том, что в 2005-м речь шла о десятках миллионов.

«В 2005 году белорусский рынок представлял собой аутсорсинговую модель. Грубо говоря, мы покупаем программиста за $20, отдаем заказчику час его работы за $30. На эти $10 и живем. Эта модель преобладала, но постепенно начала вытесняться другими, такими, как производство своих продуктов», — говорит в интервью Громадскому белорусский IT-менеджер Сергей Лавриненко.

В 2006 году в ПВТ были 15 компаний, в которых работали 2506 человек. В 2017-м их число выросло до 181 компании и более 30 тысяч сотрудников.

«На фоне кризиса классических отраслей, таких, как строительство и машиностроение, IT-отрасль — островок позитивных новостей», — считает Лавриненко.

За последние годы Беларусь стала известна благодаря MSQRD (быстро ставшее популярным видео и фото-селфи приложение, которое позволяет пользователю изменять фото с помощью масок для лица — ред.), компании Aimatter (Google купил эту компанию в 2017 году, Aimatter занимается  технологией распознавания и обработки изображения, а также работает над запуском нейросетей на мобильных устройствах), игре World Of Tanks.

Как Лукашенко согласился на либерализацию

Несмотря на такие темпы развития, у IT-отрасли оставались проблемы: слишком большая зарегулированность.

В разгар протестов против декрета «О тунеядцах» в марте 2017 года Александр Лукашенко пришел в офис компании крупнейшего ІТ-предпринимателя Беларуси Виктора Прокопени. Этот бизнесмен отсидел 10 месяцев в СИЗО по обвинению за уклонение от уплаты налогов. И все же, Прокопени остается крупнейшим IT-предпринимателем в стране и платит больше всех налогов. Во время той встречи речь зашла о создании другого декрета.

Айтишники рассказали президенту, с какими проблемами сталкиваются и что следует изменить.

«Например, для заключения международного договора требуется бумажный контракт с подписями и печатями двух сторон, — говорит в интервью Громадскому один из разработчиков декрета о цифровой экономике Николай Марковник. — Если компания на аутсорсинге и у нее 3-5 контрагентов, вполне возможно заключать такое количество договоров. Но если мы говорим о компаниях продуктовых, у которых может быть сто, тысяча или миллион клиентов, с каждым заключить бумажный договор, поставить подпись и печать, — это из разряда фантастики».

По словам Марковника, когда об этом рассказали президенту, он сказал, что поддерживает предложение упростить сделки для IT, потому что оно направлено на дебюрократизацию и уход от ненужных бумаг.

Для Лукашенко этот шаг еще и невиданный PR в обычно критичной по отношению к нему иностранной прессе. О белорусском декрете написали The New York Times, Wall Street Journal, Bloomberg и другие.

Что прописано в декрете?

Во-первых, декрет продлевает срок режима ПВТ до 2049 года.

Во-вторых, существенно расширяет список компаний, которые смогут стать участниками ПВТ, то есть получить налоговые и ряд других преференций по сравнению с компаниями, не входящими в Парк.

Такую возможность получат: биржи и операторы обмена криптовалют, а также компании, которые занимаются майнингом; компании занимающиеся нейронными сетями, искусственным интеллектом, беспилотным транспортом, киберспортом и т д.

Здание Парка высоких технологий. Фото: www.park.by

Участники ПВТ освобождаются от налога на прибыль и НДС, вместо него платят 1% от валовой выручки администрации Парка. Ставка подоходного налога составляет 9% (например, налог на доход от обычной предпринимательской деятельности — 16%, а общая ставка НДС — 20%).

Декрет внедряет элементы «английского права». Речь не идет о полномасштабном использовании, а о введении отдельных процедур, которые по задумке авторов декрета должны упростить, например, финансирование стартапов на ранних стадиях.

В Беларуси будут созданы условия для внедрения в экономику технологии блокчейн (децентрализованный способ хранения данных или цифровой реестр транзакций, сделок, контрактов), использования токенов (единица криптовалюты и учета), криптовалют («электронных денег»).

Юрлица (через резидентов ПВТ) смогут создавать токены и в Беларуси, и за рубежом, покупать их, совершать операции через биржи криптовалют и операторов обмена криптовалют.

Физлица смогут также владеть токенами и совершать с ними различные операции (майнинг, хранение, обмен и т д.), они смогут их подарить или оставить в наследство.

Иностранец, заключивший договор с ПВТ, сможет работать без спецразрешения и визы. До этого иностранец должен был получить специальный документ для работы, а без визы можно было пребывать в Беларуси не более 5 дней (сейчас 180).

Как все изменится. Версия власти

Беларусь станет восточноевропейским прообразом Сингапура. Один из главных лоббистов преобразований в IT-сфере — председатель парламента Беларуси Михаил Мясникович говорит, что «с Декретом «О развитии цифровой экономики» страна станет аналогом Сингапура в ИТ-сфере».

«Не зря в Беларуси чиновники читают Ли Куан Ю (первый премьер Республики Сингапур, автор сингапурского «экономического чуда» и, в частности, книги «Из третьего мира в первый») и с удовольствием его цитируют, — говорит в интервью Громадскому эксперт Украинского института будущего Игорь Тышкевич. — ПВТ — это реализация подходов Ли Куан Ю».

Однако сможет ли либеральная экономика сочетаться с авторитарным режимом?

На совещании в декабре 2017 года Лукашенко заявил представителям IT прямым текстом:

Все умные и толковые люди понимают теперь, что такое стабильность и порядок. И к этому берегу каждый пытается причалить. Мы готовы такой причал организовать, и даже больше — гавань. Вы должны стать хорошими хозяевами в этой гавани. Дать возможность заработать. Но государство нуждается в силе.

По словам Игоря Тышкевича, экономическая либерализация идет достаточно давно.

«Если раньше в рейтинге самых богатых белорусов были люди, имеющие физические активы — фабрики и заводы — то сейчас среди самых богатых появились айтишники. Айтишника так просто в тюрьму не упрячешь, он возьмет и уедет. Поэтому меняются отношения Лукашенко с бизнесом. Он все больше уходит от роли Батьки и склоняется к роли арбитра».

Как все изменится. Версия IT-индустрии

Изменения в IT могут повлечь изменения и в других сферах, в частности, в правовой.

«Беларусь хочет быть айтишным Гонконгом для славянского мира. В условиях санкций и политической нестабильности у наших границ это как никогда актуально. Новый декрет дает свободу использования самых современных правовых конструкций (элементы английского права — ред.)», — заявил осенью 2017 года Виктор Прокопеня.

IT-предприниматель Виктор Прокопеня. Фото из соцсетей

Изменение структуры общества, а именно — рост количества людей, хорошо зарабатывающих, в долгосрочной перспективе изменит основы функционирования самого государства. Так считает белорусский IT-менеджер Сергей Лавриненко.

«Примечательно, что сам президент сказал, что если бы в Беларуси были одни бизнесмены, то он был бы президентом пожизненно, потому что он знает, что нужно бизнесменам. В этом плане власть показывает готовность меняться».

Новшества, которые власть предложила IT-сфере, могут быть лишь апробацией и в будущем коснутся всего бизнеса. В этом уверен Николай Марковник.

«Если мы будем смотреть о сигналах, которые посылает декрет №8 обществу, то речь идет о большей свободе и либерализации в области бизнеса... Высокие технологии со временем проникают все больше и больше в другие сферы бизнеса и в будущем не будет компаний, которые не используют высокие технологии... Идет апробация на компаниях-резидентах ПВТ».

Критика декрета

Один из главных критиков декрета, экономист из Беларуси в Сергей Чалый в интервью Громадскому заявил, что вскоре страна может превратиться в «черную дыру», куда хлынут «грязные» деньги.

«Криминалитет, особенно ищущий средств для легализации денег полученных преступным путем, от той же наркоторговли, давно ищет способ отмывания и легализации (декрет говорит, что физлица могут владеть токенами и не декларировать их — ред.). Этим декретом фактически создается такая черная дыра», — говорит Чалый.

При этом, по наблюдениям экономиста, в отрасли и во власти это понимают, но предпочитают принцип «деньги не пахнут».

Декрет критикуют и за то, что он применяется только к IT-сфере и не влияет на жизнь остального населения. Белорусская «Экономическая газета» выпустила статью «Народ против айтишников: к чему ведет неравенство». Вот главный посыл: «Полномасштабная реализация Декрета № 8 рано или поздно приведет к притоку в Минск людей с зарплатами не только в $5–10 тыс., но и $100–200 тыс. в месяц. И пусть демонстративное потребление в IT-отрасли не является нормой, скрыть этот разрыв не получится. Зависть, обида и социальное напряжение никуда не денутся».

Средняя зарплата по Беларуси чуть менее $500.

По мнению IT-менеджера Сергея Лавриненко, проблема социального напряжения преувеличена.

«Программисты — это не какие-то люди с Марса, не какие-то чиновники, которые живут в закрытом коттедже за забором. Это простые люди, которые учились в простых школах, у которых есть такие же бабушки и дедушки. Эти люди интегрированы в белорусский социум. Большая зарплата не делает их отдельными людьми».

Управляющий инвесткомпанией Николай Марковник согласен, что разрыв между ІТ и не-ІТ есть, и что это проблема. При этом разрыв в первую очередь в образовании.

«Очень важно, чтобы люди по окончании школы на высоком уровне знали английский язык. Сейчас с учетом глобализации международного бизнеса нет национальных рынков, есть рынок глобальный. Многие модели бизнеса могут работать на мир в целом. И если в стране будет больше людей, обладающих знаниями в этой сфере, меньше будет имущественное расслоение и больше будет средняя зарплата».

Марковник добавил, что тенденция к расслоению - не исключительно белорусская, российская либо украинская, это глобальный тренд.