UAEN
Турецкие школы в Грузии – жертвы политического давления?
6 ноября, 2017
Data?1509964274
Колледж имени Демиреля в Тбилиси остался без учеников. Фото Манана Вардиашвили, JAMnews

Материал Jam-news

Манана Вардиашвили, Давид Пипиа

В Грузии в течение нескольких месяцев закрылись две престижные частные школы, а менеджер одной из них арестован. Официальная причина закрытия — допущенные нарушения. Обе школы входят в сеть, связанную с турецким диссидентом Фетхуллахом Гюленом, которого турецкие власти обвиняют в попытке переворота. Грузинские власти находятся под давлением соседнего государства — считают эксперты.

«Школы для террористов»

Контролирующий орган — национальный центр Грузии по развитию качества образования — 29 августа, за две недели до начала учебного года, приостановил авторизацию колледжа имени Демиреля — одной из самых престижных частных школ Грузии с преподаванием на грузинском и английском языках. Триста шестьдесят учеников не смогли пойти в свою школу и вынуждены были перейти другие учебные заведения.

Майя Арзиани училась в школе Демиреля. Сейчас она учится в другой частной гимназии. Она говорит, что также, как и ее одноклассникам, ей было очень трудно привыкнуть к новой школе:

«Колледж Демиреля не был для меня только школой. Это была семья, с очень дружеской и теплой обстановкой... Очень трудно было покидать эту атмосферу. Менять школу трудно по-любому, но в особенности — не по собственной воле». 

Школа, ученики которой всегда входили в сборную Грузии на международных олимпиадах по многим предметам, которые выиграли в этом году пять из четырнадцати полученных учениками Грузии медалей, закрылась.

В этом учебном году ученики так и не пришли в колледж имени Демиреля в Тбилиси. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

В феврале 2017 года была приостановлена авторизация еще одной престижной школы — партнера колледжа Демиреля в Батуми — школы-лицея имени Шахина. По информации контролирующего органа, в школе, где учились 350 детей, были нарушены правила зачисления учеников.

Обе школы объединяет то, что они входят в образовательную сеть Чаглар (Çhaglar), которая ассоциируется с движением «Хизмет», возникшим вокруг идей турецкого писателя и диссидента Фетхуллаха Гюлена, обвиняемого турецкими властями в попытке госпереворота.

Часть общественности сразу же заподозрила, что дело тут не в нарушениях, а в выполнении властями Грузии требований Турции. Тем более что до закрытия школы имени Шахина генеральный консул Турции в Батуми Ясин Темизкан заявил, что сторонники Гюлена в своих школах «воспитывают поколения, которые служат не государству, а террористическим группировкам». Он посоветовал жителям Аджарии не отдавать детей в школу Шахина. Впоследствии консул заявил, что его слова неправильно перевели.

О школах, связанных с именем Гюлена, шла речь во время визита в Турцию премьер-министра Грузии Георгия Квирикашвили в июле 2016 года. Как заявил тогда Радио Свобода глава парламентского комитета по иностранным делам Тедо Джапаридзе, грузинские власти пообещали Турции «внимательно следить» за этими школами. Правда, по его словам, Турция не требовала их закрыть.

После попытки военного переворота в Турции 15 июля 2016 года писатель и бывший имам Фетхуллах Гюлен, бывший соратник президента Турции Эрдогана, проживающий ныне в США, был обвинен в попытке переворота и объявлен врагом государства номер один. Преследование его сторонников приняло в Турции массовый характер и распространилось в том числе на другие страны.

Фетхуллах Гюлен. Фото: wikipedia

В Турции после неудавшегося переворота были арестованы более 50 тысяч человек, 150 тысяч уволены с работы, в том числе педагоги, многим запрещено покидать страну.

В сеть образовательных учреждений, ассоциирующихся с Гюленом, в Грузии входят еще шесть — в их числе Международный Черноморский университет и несколько школ-лицеев в регионах.

Наступление на колледж

Проблемы у колледжа имени Демиреля начались задолго до приостановления авторизации, утверждают в руководстве школы.

— Сначала не удалось договориться о цене аренды с министерством экономики, и год назад колледжу пришлось съехать из здания в тбилисском районе Ортачала.

— После неудавшегося переворота в Турции начали вызывать на допросы учителей.

— Владельцам колледжа поступило предложение продать его турецкому государственному фонду, но сделка не состоялась.

— В феврале 2017 года в Тбилисском международном аэропорту отказали во въезде в Грузию владельцу 60-процентной доли в колледже, гражданину Германии Джихару Акину.

— Тогда же управляющий колледжем Мустафа Чабук попытался по доверенности переоформить доли владельцев — Акина и двоих граждан Турции — на американскую компанию. Публичный реестр Грузии в оформлении отказал.

— На второй день после визита в Грузию премьера Турции Бинали Йылдырыма, 24 мая, задержали самого Мустафу Чабука. Турция потребовала его экстрадиции из-за подозрений в участии в вооруженной террористической организации. Гражданин Турции Чабук, последние 15 лет проживающий в Грузии, по сей день находится в грузинской тюрьме — прокуратура все еще изучает переданные Турцией доказательства.

— В сентябре, в первый же день начала учебного года в школу с проверкой пришла финансовая полиция.

Несмотря на многочисленные просьбы директор школы Нино Кавтиашвили так и не смогла встретиться с министром образования Александром Джеджелава.

Сейчас в здании школы имени Демиреля есть только курсы языка для иностранных учеников. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

«Преступление» и наказание

В администрации учебного заведения говорят, что их заранее предупреждали о том, что школу постигнет судьба лицея имени Шахина, и лучше бы им было не продлевать авторизацию.

Группа из трех экспертов Центра развития качества образования приступила к проверке школы 23 июля 2017 года, уже после окончания учебного года. В заключении, составленном в результате трехдневной проверки, было указано множество нарушений.

Так, в школе были обнаружены «лишние» ученики — после изучения журналов обнаружилось, что вместо 361, в школе учились 476 учеников. Личные дела двадцати учеников найти не смогли. В результате проверки обнаружен один не прошедший обязательный процесс «грифирования» учебник на иностранном языке — Microsoft Windows 7.

По заявлению заместителя председателя совета по авторизации Гии Мургулия, проверка вскрыла грубые нарушения закона и даже «возможные преступления».

«Например, они принимали учеников из Турции или Ирака, которые не знали грузинского языка. В тот же день они сдавали шесть-семь экзаменов, в том числе по грузинскому языку и литературе, им готовили документы и в тот же день отчисляли для перехода в другие школы. Сами скажите, как это называть», — рассказал Мургулия.

Директор школы признает, что в случае двенадцати учеников «произошла ошибка», и в документах днем составления индивидуального плана и сдачи экзаменов значилась одна и та же дата. Наличие «лишних» учеников она объяснила приемом 109 детей из Турции — из семей, вынужденных покинуть страну после попытки переворота. Тем не менее, по словам Нино Кавтиашвили, они были зачислены в школу по закону.

«Нарушения у нас были, но не такого масштаба, чтобы закрывать такую успешную школу», — говорит директор.

Руководитель Центра гражданской интеграции и межнациональных отношений, специалист в области образования Шалва Табатадзе был членом Совета по авторизации. Однако покинул пост после решения о приостановлении авторизации для школы Шахина.

Кабинет физики в колледже имени Демиреля в Тбилиси. Фото: Манана Вардиашвили, JAMnews

По его словам, в обеих школах главные стандарты — кадры, инфраструктура, учебные планы и процесс обучения, которые должен был оценить Совет, — были обеспечены на самом высоком уровне. «Совет постановил, что школы отвечают стандартам по образованию, но нарушают закон. Нарушения оценили эксперты, которые не были юристами и утвердили члены совета, не имеющие правовых знаний», — говорит Табатадзе.

Он не видит ничего плохого в том, что школа дала возможность детям из Турции, которые ожидали признания своих аттестатов министерством образования, посещать уроки: «Совет посчитал нарушением шаги, которые школа предприняла ради учеников, ради доступности образования!»

Цена стратегического партнерства

Часть грузинских экспертов считают закрытие турецких школ в Грузии выполнением заказа турецких властей. Так думает и политолог Гия Нодиа:

«Закрытие двух успешных школ не может быть случайным совпадением. Понятно, почему этого могли требовать власти Турции... Понятно, почему власти Грузии выполнили этот политический заказ — Турция наш стратегический союзник и, естественно, мы хотим, чтобы его власти хорошо относились к Грузии».

Тем не менее, считает Нодия, все это не оправдывает грузинские власти, которые могли проявить больше принципиальности, так как «Турция вряд ли испортила бы отношения с нами из-за двух школ».

С 2006 года, то есть с тех пор как Россия ввела эмбарго на грузинские товары, Турция стала для Грузии торговым партнером номер один. На Турцию приходится 16,9 процента всего грузинского импорта. Кроме того, по данным на второй квартал 2017 года, Турция является третьим по масштабам инвестором в экономику Грузии.

Политолог Корнелий Какачия считает, что Турция оказала на Тбилиси давление, которому власти Грузии не смогли противостоять.

«Недопустимо одной рукой подписывать соглашение об ассоциации с Евросоюзом, а второй — закрывать успешные школы и рассматривать экстрадицию Чабука. Эти действия несовместимы друг с другом и сильно вредят демократическому имиджу Грузии», — говорит политолог.

В то же время, по его словам, возможный отказ Анкара могла расценить как поддержку сторонников неудавшегося переворота, а рычагов влияния на Грузию у соседней страны немало. В частности, возможны осложнения в таких вопросах, как проект железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, поддержка Турцией интеграции Грузии в НАТО, дипломатическая поддержка в ООН и ОБСЕ. Кроме того, считает Какачия, осложнение отношений грозит проблемами для грузинских сезонных рабочих в Турции, а также может повлечь за собой уменьшение инвестиций, что скажется на экономике.

Какачия считает, что власти Грузии лишь частично удовлетворили желания соседа, а значит, что давление будет продолжаться. «Грузия очень уязвима в отношениях со своим стратегическим партнером и не сможет одна справиться с этим давлением», — говорит политолог и советует властям страны привлечь к делу международные организации и дипломатические миссии, чтобы не повредить репутации страны и в то же время не испортить отношения с союзником.

Что будет со школами?

Руководство колледжа Демиреля обжаловало решение совета по авторизации в суде. Первое заседание состоится 20 декабря. Однако уже известно, что в феврале суд не удовлетворил иск школы имени Шахина.

Еще один возможный выход — через год заново подать заявление об авторизации. Пока руководству неизвестно, какое решение примут учредители.

В то время, как за нарушение грузинского законодательства закрылись две успешные школы, в которых обучение шло по национальной программе, в Батуми уже год как функционирует другая школа, открытая при поддержке властей Турции. У этой школы изначально не было разрешения на строительство и официальной аккредитации. Обучение в школе идет на турецком языке и по турецкой программе и подчиняется она непосредственно министерству образования Турции. В этом грузинские власти пока не видят проблемы.