UAEN
«Все указывает на Россию» — британский журналист об отравлении экс-разведчика Скрипаля
11 марта, 2018

Люда Корниевич, Наталья Гуменюк

В заголовках британских изданий последние несколько дней фигурирует фамилия бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля. 4 марта его вместе с дочерью отравили нервно-паралитическим веществом, также пострадал полицейский, который их нашел. Все трое — в критическом состоянии. Британские власти начали расследование и подозревают, кто может быть причастным к этому инциденту.

Громадское пообщалось с британским журналистом и обозревателем The Times, автором книги «Новая холодная война. Как Кремль угрожает и России, и Западу» Эдвардом Лукасом.

О том, почему Москве может быть выгодна смерть бывшего шпиона, как работает современная сеть шпионов на Западе и что может означать этот случай в более глобальном контексте — читайте в интервью.

Сергей Скрипаль — полковник российской военной разведки в отставке. В 2006 он был приговорен к 13 годам тюрьмы по обвинению в шпионаже в пользу Великобритании. Россия заявляла, что он передавал Лондону информацию о российских секретных агентах в Европе. В 2010 в составе группы из четырех заключенных Скрипаля обменяли на 10 человек, которых США обвиняло в шпионаже. Впоследствии Скрипаль переехал жить в Великобританию.

Как мы можем узнать, что за отравлением Скрипаля стоит Кремль? Что может послужить доказательством? Насколько серьезно британские власти расследует эту атаку?

Я не думаю, что мы сможем получить такие доказательства, которые бы убедили весь мир — что-то вроде приказа с подписью и Кремлевским штампом. Однако яд нервно-паралитического действия — это вещество, которое вы не приобретете запросто; его производят в лабораториях, которые либо спонсирует, либо контролирует государство. И когда мы говорим о мотиве, стрелки снова указывают на Россию, ведь Кремль имел несколько возможных причин убить Скрипаля. Британские власти воспринимает это очень серьезно.

Военнослужащие Королевской морской пехоты Великобритании и военные специалисты, получившие специальную подготовку по программе химзащиты, были отправлены на помощь полиции по делу об отравлении бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля, его дочери и двух полицейских, которые приехали на место происшествия (на фото — эксперты грузят машину скорой помощи, в которой привезли Скрипаля в больницу, чтобы проверить ее на предмет химического загрязнения, Солсбери, Великобритания, 10 марта 2017). Фото: EPA-EFE / NEIL HALL

Издание The Financial Times сообщило, что Скрипаль вероятно сотрудничал с британскими властями после освобождения. Что такого важного он мог им сказать, чтобы оказаться в опасности?

Я думаю, что Скрипаль проводил несколько дней в месяц или обучая, или давая советы британским спецслужбам и, вероятно, союзным службам НАТО.

Трудно определить, что же такого он сделал в последние месяцы, чтобы привлечь внимание россиян. Что-то случилось; может, он консультировал какого клиента, или же был привлечен к операции, которая вывела россиян, или они просто хотели показать пример — Кремль неоднократно называл его предателем, живущий в Великобритании, поэтому есть вероятность, что они просто хотели символической казни этого человека. Но это спекуляция, которая ширится всей Британией.

Какими будут шаги британского правительства, если нападение будет доказано?

Есть ряд вещей, которые они могут сделать, и многие из них мы должны были сделать уже давно. Например, 12 лет назад после убийства Александра Литвиненко. Но мы ничего не предприняли, ведь это очень дорого стоило бы в политической и экономическом плане. Я боюсь, что на этот раз будет так же. Сейчас, например, мы можем нацелиться на грязные деньги россиян в Лондоне, которые перетекают сюда через анонимные компании, и которые можно использовать для приобретения недвижимости. Я бы также поддержал жесткие ограничения выдачи виз, что сделало невозможным бы приезд в Великобританию действующих или бывших российских и советских спецагентов. Многие из них сейчас имеют бизнес в России, и им нравится сюда приезжать, и мы могли бы надавить на них.

Военнослужащие Королевской морской пехоты Великобритании и военные специалисты, получившие специальную подготовку по программе химзащиты, были отправлены на помощь полиции по делу об отравлении бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля, его дочери и двух полицейских, которые приехали на место происшествия, Солсбери, Великобритания, 10 марта 2017. Фото: EPA-EFE / CPL PETE BROWN RLC / BRITISH MINSTRY OF DEFENCE / HANDOUT

Как вы можете объяснить значимость именно этого конкретного случая? Как такие вещи могли произойти на территории Британии? Для того, чтобы спецслужбы работали в таких развитых странах как Великобритания, необходимы немалые возможности и инструменты.

Россия хочет, чтобы британцы чувствовали себя в безопасности не более, чем украинцы. В Киеве и других городах также случались политически мотивированные убийства и другие плохие, мистические вещи. Запад традиционно на такое реагирует словами, мол, такое может произойти в Украине, но не здесь.

Я рассматриваю политические убийства как часть русской психологической войны против страны, нашего имиджа. Ведь если вы живете в Эстонии, Латвии, Литве или Польше, вы ожидаете, что Великобритания будет защищать вас как члена НАТО по пятой статье. И если вы видите, что Россия способна убить кого-то, применив химическое оружие, убить прямо на улице английского города... И не просто бывшего сотрудника спецслужб, но и невинных людей — дочь Скрипаля и полицейского. Это выглядит наглой, безрассудной попыткой унизить Британию и нанести вред ее авторитету в глазах союзников.

Есть несколько экспертов, которые считают, что в западных странах, таких как Великобритания и Соединенные Штаты, сейчас больше российских агентов, чем это было во времена Холодной Войны. Вы согласны с этим? Какова природа их работы сегодня?

Прежде всего, — да, вы правы, сейчас на Западе больше российских шпионов, чем было советских во времена Холодной войны. Сейчас это гораздо проще. Тогда мы знали, что если житель СССР приезжает на Запад, за ним можно проследить. А сейчас — конечно, это замечательно, и я не против этого, — но есть сотни тысяч россиян, путешествующих на Запад, они живут там, работают, учатся. Некоторые из них работают на спецслужбы, и следить за ними крайне сложно. Иногда они даже женятся на местных, принимают британское гражданство, такие как известная всем Анна Чапман. Поэтому у россиян сегодня есть большое преимущество.

Они хотят восстановить свое влияние — и это самое важное. Они стремятся подобраться ближе к людям, которые принимают решения или задействованы в политике, чтобы понять, можно ли на них влиять и так далее. Поэтому операции против людей требуют немалого привлечения разведки, чтобы найти цель. Так же в них нуждаются, когда нужно повлиять на общественное мнение. Существует также целая сфера экономического шпионажа, который пытается сократить технологический разрыв между Западом и Россией. Последнее, но не менее важное, — это военная разведка. Они хотят знать, как работает наша военная логика, какое оборудование мы покупаем, как оно работает, как мы принимаем решения, входит в наши и планы союзников по защите от России.

Военнослужащие Королевской морской пехоты Великобритании и военные специалисты, получившие специальную подготовку по программе химзащиты, были отправлены на помощь полиции по делу об отравлении бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля, его дочери и двух полицейских, которые приехали на место происшествия (на фото — эксперты разбирают полицейский автомобиль, в котором работали пострадавшие представители полиции, Солсбери, Великобритания, 9 марта 2017 года). Фото: EPA-EFE / CPL PETE BROWN RLC / BRITISH MINSTRY OF DEFENCE / HANDOUT

Что мы знаем из британских новостей о состоянии Скрипаля и полицейского?

Вся официальная информация свидетельствует о том, что оба находятся в критическом состоянии. Это означает, что их жизнь поддерживают аппараты. Я читал информацию, что не входит в отчеты. Там говорится о том, что дочь может выбраться из этого состояния, однако для Скрипаля ситуация складывается не так хорошо. Если она выживет, то сможет рассказать полиции, что произошло.