UAEN
Принуждение к браку: многих мужчин в Азербайджане женят насильно
14 сентября, 2018
0aa23f1e60accc6ab

                                           Материал JAMnews

Автор: Наргиз Насибова. Иллюстрации: Лейла Али 

«Холостяк – это бездельник»  

Обычай насильно женить взрослых детей — одна из азербайджанских «традиций», против которых борются правозащитники. Чаще говорят о принуждении к браку девушек, но иногда жертвой становятся и парни.

Найти  и узнать истории мужчин, которых женили против воли, оказалось непросто: они стыдятся своего положения, молчат и утешаются тем, что ведут двойную жизнь.

Джалил (имя изменено) — герой такой типичной истории. Он был старшим ребенком в семье; закончив школу и отслужив в армии, уехал работать на север России, в Ухту. Там он полюбил местную девушку и собирался на ней жениться.

«Однажды летом я приехал домой погостить. В первый же день родители завели со мной разговор о женитьбе, о том, что мне уже 25, что холостяк это — “авара” [азерб. — бездельник]», — рассказывает он.

На следующий день Джалил поехал навестить родственников в соседнее село — и оказался на смотринах: мимо него «случайно» прошла будущая невеста, одетая по сельским обычаям.

«“Как тебе девушка?” — спросила тетя. Я ответил — девушка как девушка. Тут же пошел слух, что она мне понравилась», — вспоминает Джалил.

Девушку сосватали, а его поставили перед фактом: если не женишься — опозоришь семью.

«Родительское слово “тяжелое”: вроде надо было отказать, но я не мог. Весь процесс, начиная со сватовства и заканчивая свадьбой занял не больше недели. Никто из близких не пытался меня поддержать, все поддакивали матери», — рассказывает Джалил.

Семейная жизнь не задалась сразу, но развода Джилу пришлось добиваться 20 лет: жена согласилась развестись только после смерти свекрови.

«В возрасте 57 лет я получил свободу, о которой мечтал почти 30 лет. Я снова нашел любимую женщину и сейчас живу вместе с ней и нашим сыном, которого она родила еще тогда, до моего несчастного брака», — говорит Джалил.

Не крадут и не насилуют, но давят и манипулируют

Социолог Санубар Гейдарова говорит, что статистики браков, к которым принуждают мужчин, не ведется, однако она часто сталкивается с ними в своей практике.

 Санубар Гейдарова, социолог

«В наше время такие браки стали реже заключаться, но не потому, что изменился менталитет, а потому, что люди начали уезжать из страны. Многие уезжают не за европейским образованием или самореализацией, а за возможностью жить без давления семьи», — сказала Санубар Гейдарова.

Вот два распространенных сценария, которые выделяет психолог Азад Исазаде: согласно первому, родители сами выбирают невесту, и сын не имеет права отказаться; по второму брак заключается из-за добрачной связи, когда родители обеих сторон приходят к общему решению сыграть свадьбу и закрыть тему. Главный аргумент в обоих случаях — «ты мужчина, ты должен». Принуждение жениха не носит характер уголовно наказуемого дела, как это бывает с принуждением невесты. Мужчин не крадут и не насилуют, но на них давят психологически, манипулируют ими.

Психолог Азад Исазаде говорит, что в крупных городах Азербайджана подобные случаи происходят реже, чем в провинциях, и чаще обсуждаются и осуждаются.

 Азад Исазаде, психолог

Однако и здесь можно найти жертв этой разрушающей жизни молодых людей «традиции».

Руфат родился в Баку, родители родом из Карабаха, ему 27 лет.

Он рассказывает, как некоторое время назад стал встречаться с девушкой по имени Лейла. Едва только он познакомил ее с родителями, те сразу стали подыскивать ему более подходящую партию:

«Моя девушка была скромной и уважала старших, но родителям она все равно не понравилась. Они считали, что идеальная невеста должна быть богатой и несовершеннолетней».
Вскоре  «идеальная кандидатура» была найдена, а сопротивление Руфата сломлено. Сейчас он живет в несчастливом браке, воспитывает дочь, и говорит что «не видит смысла развиваться или ставить цели».

Жертвы насильственных браков

Социолог, гендерный исследователь Умай Ахундзаде говорит, что брак, организованный семьями жениха и невесты вопреки их желанию —  распространенная практика в обществах с патриархальным укладом, такое есть не только в Азербайджане.

 Умай Ахундзаде, социолог, гендерный исследователь

При этом жертвами могут быть как женщины, так и мужчины, ведь патриархат – это не только власть мужчин над женщинами, но и власть старших над младшими.

«Чем более автономны и солидарны жених и невеста, тем меньше места для реализации власти и контроля старших над младшими. Это подрывает основы патриархата, поэтому “браки по любви” кажутся опасными людям с “традиционными” взглядами на жизнь», — говорит Ахунзаде.

Современные азербайджанцы осознают, что брак по договоренности — это архаизм, который часто становится причиной конфликтов.

«Например, нередко родители бывают рады тому, что их ребенок уезжает учиться за границу. Но при этом жениться там ему не разрешено», — объясняет социолог.

Корень проблемы, по его мнению, в столкновении традиционных и современных взглядов и в конфликте представлений о человеке: с одной стороны, это самостоятельная и свободная личность, но с другой — продолжатель рода, на которого возлагаются определенные обязательства.

Этнолог, искусствовед Сабина Мовламова рассказывает, что еще сравнительно  недавно, в первой половине прошлого века, выбор невесты для молодого человека был женским делом.

 Сабина Мовламова, этнолог, искусствовед

«Во многих селах был запрещен любой, даже самый безобидный контакт между парнем и девушкой. Хорошенько рассмотреть кандидатку могли только старшие родственницы жениха — они общались с ними на свадьбах, могли даже видеть их [обнаженными] в хамамах [банях]. Свататься шли только женщины, и новость о грядущей свадьбе жених получал вообще постфактум», — поясняет она.

Сабина Мовламова считает, что традиция принуждения к браку исчезнет не скоро: «Детей по-прежнему “ломают” в угоду своим интересам. Эти сломленные и лишенные права выбора люди — будущие жертвы насильственных браков».