UAEN
История неудачного побега из России
3 августа, 2017

Владимир Егоров разоблачал коррупцию в маленьком российском городке, и перешел дорогу и местным властям, и криминалитету. На него завели дело об экстремизме, а дом пытались поджечь. Егоров бежал в Украину, но был выдворен из страны. Почти месяц жил в машине в Беларуси. И когда уже в отчаянии собирался вернуться домой — попал в КГБ и был экстрадирован в Россию. Громадское рассказывает историю неудачного политического эмигранта Владимира Егорова.

Мы следили за историей Владимира Егорова последний месяц, когда появилась информация о его выдворении из Украины. Однако сам Владимир просил нас не публиковать эти данные, боясь огласки. Он считал, что спецслужбы охотятся за ним, что в итоге оказалось не так уж далеко от истины. Сейчас, когда Владимир находится в изоляторе, скрывать эту историю уже не имеет смысла. 

Россия

Электрик Владимир Егоров в родном городе Торопце занимался тем, что называют «гражданской активностью» — он задавал вопросы о том, куда уходят налоги, писал запросы в государственные органы, активно вел группу в Фейсбуке «Граждане Торопца». Владимир Егоров возглавил местное отделение оппозиционной партии «Яблоко». 

«Владимир не только писал антипутинские посты в интернете. Он еще вел свои расследования: по медицине он материалы выкладывал, по незаконному вывозу песка», — рассказал Громадскому знакомый Егорова, координатор движения «Открытая Россия» Артем Важенков. Понимания среди местных жителей он не нашел. Владимира Егорова скорее считали местным чудаком. 

Однако активность в интернете не осталась незамеченной — в конце октября 2016 на Егорова завели уголовное дело по обвинению в экстремизме. Как отмечает адвокат Егорова Светлана Сидоркина, такую реакцию вызвал пост, в котором президент России Владимир Путин был представлен в образе домового эльфа.

Как рассказывал ранее сам Егоров, причиной стало сообщение с резкой критикой деятельности президента России: «Пост был опубликован, когда Дмитрий Медведев сказал учителям, что надо работать где-то еще. Я написал, что Медведев не причем. Все обвиняют премьер-министра, а на самом деле у нас всем руководит президент. Мой пост сводился к тому, что самый главный виновник — президент. Выражения у меня там были, конечно, довольно резкие».

12 июня Владимир Егоров принял решение бежать из России. Но проблемы в родном Торопце не закончились, в ночь на 25 июня его дом пытались поджечь — разбили окно и закинули канистру с бензином. 

«Не думаю, что это именно козни власти, но кроме всего прочего Владимир прижал хвост и местным бандитам, которые очень связаны с властью», — поясняет Артем Важенков. 

В Торопце у Егорова осталась жена и двое детей 5 и 12 лет.

Украина

Егоров отправился в Украину и попытался получить статус беженца. По его словам, он приехал к границе в район «Трех сестер» на своей машине, и оставил ее на территории Беларуси. На погранпосту с Украиной Егоров сказал, что собирается получать политическое убежище. Сотрудники спецслужб отвезли его в миграционную службу ближайшего крупного города — Чернигова, где он заполнил бумаги и официально вступил в программу получения статуса беженца. 

«В ДМС мне сказали, что процедура занимает до полугода. Девушка Татьяна там вела мое дело. Она рассказывала, что ее муж бывший сбушник сидит теперь дома с детьми, а она работает, показывала папки дел — кому отказали, а кому нет. В общем, ничто не предвещало беды», — писал Громадскому Владимир Егоров.

В Чернигове ему удалось устроиться на работу и снять жилье. Однако вскоре произошло необъяснимое — неизвестные люди, представившиеся сотрудниками СБУ, вывезли его из страны. «Они молча забрали меня с работы завезли за вещами в квартиру и повезли на границу. Я думал сперва, что вообще в тюрьму», — писал Громадскому Владимир.

Как понял Егоров, его депортировали и запретили въезд в Украину на три года. В паспорт при этом никаких отметок не поставили. «Пожалели мы тебя», — сказали пограничники. Егоров выезжал с внутренним российским паспортом, который будет недействительным при проставлении дополнительных отметок, и погранслужба не имела права в него что-либо ставить.

«Нейтральная зона»

Покинув Украину, Егоров на своей страничке в ФБ стал вести «Записки из нейтральной полосы». Он рассказывал, как живет в машине в «Трех сестрах», просил привезти ему теплые вещи и перевести деньги семье.

Свое настоящее местоположение он старался скрыть. Как выяснилось позже, Егоров был в Беларуси.

«Уехал в Гомель, там пожил. Потом позвали в Минск попробовать перейти границу в Литву — высадили с поезда, потому что был без загранпаспорта», — рассказал Егоров Громадскому (цитата редактирована — прим. ред.)

Деньги кончались, дальнейшего смысла скрываться Егоров не видел — он был готов возвращаться на родину, где, как он был уверен, его ждет неминуемая тюрьма. 

В это время Громадское получило ответ Службы безопасности Украины о выдворении Егорова. Спецслужба утверждает, что проводила в отношении него проверку по запросу миграционной службы, однако не имеет никакого отношения к его депортации: решения такого не принималось и въезд ему не запрещен. 

Громадское получило дословно совпадающие ответы из главного и черниговского управления службы.

После этой информации Егоров воспрял духом. Он ждал помощи правозащитников и пытался избежать возвращения в Россию. Однако от интервью по-прежнему отказывался, опасаясь, что оно может навредить. 

В пятницу 28 июля мы получили от него сообщение: «Здравствуйте, мне сообщили, что меня в розыск объявили в интерпол. Так что из Беларуси теперь уже никуда, возможно и тут меня скоро найдут. Можно думаю поговорить по скайпу, если вы еще не против. Последнее интервью». 

Организовать запись оперативно не удалось, а больше Егоров на связь не вышел.

Исчезновение 

В понедельник 30 июля с Громадским связались белорусские правозащитники из Human Constanta — организации, которая занимается помощью беженцам. Они также потеряли связь с Владимиром Егоровым, однако обнаружили его автомобиль. 

«Вчера мы должны были с ним увидеться, но он не отвечал на сообщения и звонки. Мы поехали искать его к хостелу. Машину его нашли. Позвонили в хостел и нам сказали, что позавчера вечером приехал КГБ и его увезли. Либо его отслеживали, либо кто-то просто нажаловался», — рассказала представитель организации Яна Гончарова.

Human Constanta выяснила, что Егоров арестован белорусскими властями по обвинению в мелком хулиганстве. Правозащитники провели день в суде, в котором должно было рассматриваться дело российского беженца, однако на заседание попасть так и не смогли:

«Суд состоялся в понедельник, без участия Егорова. Нас полдня пинали по суду и никто не мог сказать когда именно заседание. Потом провели его уже после окончания официального рабочего дня, так что на заседание никто не попал, конечно. Мы с трудом выяснили, что дали ему двое суток ареста, и якобы должны отпустить, так как отбыл их (на выходных). Мы стали обзванивать все инстанции, где он, предположительно мог быть, но все отвечали что у них нет и не было», — рассказала Громадскому Яна Гончарова.

Фото: Human Constanta

Владимир Егоров нашелся во временном изоляторе города Торопец. Следователь ФСБ, который ведет это дело, сообщил об этом адвокату Егорова Светлане Сидоркиной. По её словам, суд над ним может состояться в ближайшее время. По обвинению в экстремизме ему грозит реальный тюремный срок.

Расследование

Громадское продолжит разбираться, при каких обстоятельствах Владимира Егорова выдворили из Украины. Согласно официальному ответу СБУ, служба не имеет никакого к этому отношения. 

В Государственной миграционной службе Украины на официальный запрос Громадского ответили, что они не могут предоставить информацию, т. к. она конфиденциальна. Там не смогли даже подтвердить, что такой гражданин обращался в ведомство. 

В пограничной службе Украины также сказали, что ничем не могут помочь. «В этой истории дело пограничников — 0,01%, — сказал пресс-секретарь ведомства Олег Слободян, — мы не можем передавать информацию о перемещении третьих лиц. Поэтому писать запрос бесполезно, мы все равно не сможем на него содержательно ответить».

По словам правозащитника, координатора проекта «Без границ» Максима Буткевича, украинские власти не могли на законных основаниях прервать процедуру предоставления статуса беженца: «Этого нельзя сделать даже в случае, если на просителя заводят уголовное дело. И даже если человек получает отказ, у него всегда есть пять рабочих дней на обжалования такого решения, в течение которых его не могут депортировать». 

Так что в данном случае речь идет о грубом нарушении международных норм, отмечает Максим Буткевич. «Если СБУ не ставило Владимиру Егорову запрета на въезд, и не было соответствующего решения суда — то сделать это могла только пограничная служба. Надо разобраться. Но вне зависимости от решения о запрете въезда, важно понять, кто принял решение о его выдворении. Кто бы это ни был— это тянет на открытие уголовного производства», — пояснил правозащитник.