UAEN
Забор в Меловом: как в Луганской области семьи разделили границей с Россией
13 сентября, 2018

«Нас разделили, по живому разделили наши семьи. И что нам делать? Вдруг что произойдет, ко мне родители и сестра не придут. Я здесь одна. Покидать свой дом не собираюсь. Я буду здесь жить. И здесь таких много», — Татьяна, жительница Мелового Луганской области описывает события на российско-украинской границе. Татьяна — россиянка, которая 25 лет живет и работает в Меловом. Вся ее родня живет в нескольких сотнях метров, но уже «на России».

Меловое — самый восточный районный центр Украины. По нему проходит условная государственная граница между Украиной и Россией. С российской стороны — поселок Чертково. Жители российского и украинского поселков практически живут на две страны.

О государственной границе на улице Дружбы народов до сих пор напоминали только голубые таблички с предупреждениями. Впрочем, на них почти никто не обращал внимания — люди свободно переходили улицу и оказывались на территории соседнего государства.

Но с недавних пор все изменилось. Что происходит в Меловом, что говорят жители и местные власти — выясняло Громадское.

Что происходит

На линии условной границы в Меловом с 30 августа российские пограничники строят забор длиной полтора километра. О своих планах украинской стороне россияне сообщили за день, 29 августа. Спустя две недели возвели примерно треть. Забор разделит по осевой линии самую длинную улицу Мелового — Дружбы народов.

Местная жительница проходит мимо забора, который строят российские пограничники на линии условной границы в Меловом, Луганская область, 7 сентября 2018. Фото: Громадское

Едва ли не у половины меловчан — российские паспорта, они либо работают в соседнем российском Чертково, либо там учатся десятки детей с Мелового. И наоборот — в Черткове живет много украинских граждан, кто ездит в Меловое учиться, а кто-то — работать.

Населенные пункты разделены только железной дорогой и давно воспринимаются как один, потому местные привыкли говорить «на Украине» и «на России», имея в виду украинскую и российскую стороны. У большинства семей в Меловом и Чертково родственники по обе стороны границы. Поддерживать родственные связи до сих пор было просто — кроме международного пункта пропуска работали еще два местных. Одним из них пользовались владельцы российских паспортов, другим — украинские граждане.

Забор посреди улицы в Меловом, Луганская область, 7 сентября 2018. Фото: Громадское

Строительные работы в украинском пограничном поселке Меловое, с российской стороны  поселок Чертково. Российские пограничники строят забор длиной полтора километра на линии условной границы, Луганская область, 7 сентября 2018. Фото: Громадское

Российские пограничники строят забор длиной полтора километра на линии условной границы в Меловом, Луганская область, 7 сентября 2018. Фото: Громадское

«Как будто в тюрьме»

После установления границы вероятнее всего закроется один из местных пунктов пропуска. Говорят здесь и о закрытии второго. Если это произойдет, нагрузка на международный пограничный пункт значительно возрастет. Сейчас люди тратят в очередях примерно по три часа, а после установки забора время может увеличиться вдвое. Ряд магазинов и стоматологическая клиника с российской стороны улицы Дружбы народов планируют закрываться — большинство их клиентов живут в Меловом.

Местные говорят, что теперь общаться с родными станет намного сложнее, поэтому придется выбрать сторону, на которой остаться:

«Многие люди покидают дома и идут снимать квартиру. Я живу в Меловом, я гражданка России, но с украинским видом на жительство. Я прожила здесь 25 лет, а некоторые люди здесь всю жизнь. И получается, что все покидают и уходят», — говорит Татьяна.

Жительница Мелового Татьяна, Луганская область, 7 сентября 2018. Фото: Громадское

Российские пограничники строят забор длиной полтора километра на линии условной границы в Меловом, Луганская область, 7 сентября 2018. Фото: Громадское

Большинство местных, с которыми пообщалось Громадское в Меловом и Чертково, возмущены «односторонней демаркацией». Пожилые люди жалуются, что больше не смогут увидеть детей и внуков.

«У меня там дети живут. Чертковские (пограничники — ред.) говорят, ограждают Россию от Украины. Мне все равно, кто виноват — россияне или украинцы. Страдают люди. Самое обидное — когда родственники живут «на России». У меня лично дети, внучке 10 месяцев. И мы живем напротив — она ​​«на России», я — «на Украине». Там уберут все, не будет пограничных пунктов. Не будет ничего. Будет забор, проволока. Создается впечатление тюрьмы, если честно. Жаль людей и жалко себя», — говорит жительница Мелового Елена.

Многие жители этих поселков останутся без работы. Малый бизнес потеряет клиентов. Впрочем, есть россияне, которые радуются установлению забора. Мол, наконец-то мы отгородимся от «хунты». Правда, таких единицы. Жители Чертково говорят, что даже устроили стихийный митинг, пытаясь убедить руководство пограничной службы не усложнять пересечение. Но, по словам российских пограничников, решение принималось на высоком уровне, поэтому изменить его уже невозможно.

Строительные работы на пункте пропуска «Меловое» в Луганской области, 7 сентября 2018. Фото: Громадское

Строительные работы на пункте пропуска «Меловое» в Луганской области, 7 сентября 2018. Фото: Громадское

Реакция украинской стороны

Действия России могут быть направлены на то, чтобы спровоцировать украинскую сторону, говорит председатель Луганской областной военно-гражданской администрации Юрий Гарбуз: «То, что происходит, наверное, закономерно. Государство проводит какие-то понятные границы. Не могу утверждать, на сколько — на десять или на пять сантиметров — они правы. Я думаю, что разумнее было бы оставить как есть, поскольку друг другу создавать сегодня дополнительные инфраструктурные проблемы и обострять ситуацию неправильно».

Первый заместитель начальника пограничной службы «Меловое» Николай Ферин уверяет, что для украинцев ничего при пересечении границы не изменится, просто теперь нужно пользоваться двумя пунктами пропуска вместо трех — межгосударственным и местным: «Местные жители, которые пересекают государственную границу в местном пункте пропуска, — это исключительно украинцы. Согласно действующему законодательству, они имеют право пересекать границу с РФ по общегражданским паспортам. В местном пункте пропуска россияне не ходят. Украинцы, как ходили, так и будут ходить».

Люди стоят в очереди на пункте пропуска «Меловое» в Луганской области, 7 сентября 2018. Фото: Громадское

Очередь автомобилей на пункте пропуска «Меловое» в Луганской области, 7 сентября 2018. Фото: Громадское

Обострение ситуации на границе началось еще в начале этого года — российская сторона прекратила пассажирское сообщение на участке Северо-Кавказской железной дороги, которая заходит на территорию Меловского района. Вместо этого построила железнодорожную ветку в объезд украинской территории. Никаких преград движению российского железнодорожного транспорта украинская власть не создавала.

В начале августа россияне заблокировали автомобильную дорогу, соединяющую украинские райцентры Меловое и Марковку только потому, что часть трассы проходила по территории России. Теперь здесь стоят бетонные блоки. Районная власть проложила грунтовую дорогу в объезд. Но, по словам местных, она станет непригодной для использования, как только начнется осенняя слякоть.

/ Иван Бухтияров, Константин Реуцкий